Главная » Файлы » Фанфики » Наруто

Наруто фанфик / Клен
21.06.2009, 11:52
Итачи, юная надежда клана Учиха, а то и всей Конохи, стоял посреди поляны, и гневно щурился. Буквально минут десять назад прошел дождь, и сейчас, солнце, словно одурев от радости, изо всех сил палило эту грешную деревню. Почему грешную? Просто, уже как минимум один грех совершился две минуты назад, под покровом этого совсем невзрачного клена. Дерево недовольно шумело листьями и прогибалось к земле, пытаясь достать меня своими сухими ветками. Что, не нравится?! А мне похер, что хочу то и делаю! Клен, как будто засомневавшись в моей правоте, затрясся еще сильней. Чего ржешь, гнида?!!!.....а ну тебя….у меня своих дел по горло….
Я отвлекся от перепалок с тупым деревом и решил осмотреть поляну. Все дерево у основания, трава и кусты вокруг были окрашены в занятный узор из грязи, крови и кусков мяса. Какие то цветы, которые еще до моего прихода явно были белее снега, сейчас могли похвастаться очаровательным кроваво-красным оттенком.
Черт…..Я прикрыл рукой глаза. Это гребанное, явно зарвавшееся солнце, сейчас самым нахальным образом слепило мне глаза, мешая любоваться на эту красоту. Обернувшись на тихий шум, я увидел бродячего кота, который с упоением лакал кровь из маленькой темной лужицы прямо возле моего брата.
- А ну пшел отсюда, скотина! – в припадке ярости прокричал я, и, для верности, сопроводил крик хорошим пинком под бок наглой твари, отправив дворнягу в полет к звездам. Выждав пару минут, и немного успокоившись, я бегло осмотрел это место еще раз. Нужна лопата…
Огорченно вздохнув, парень развернулся, и, подняв с земли веточку, зашагал в сторону Конохи, по пути напевая приевшуюся мелодию. Веточка, в данном случае, служила ему невероятной поддержкой: Итачи не знал, куда ему деть его трясущиеся руки.
За время его отсутствия, маленькую полянку успело проведать парочка зверей, которые, тщательно принюхиваясь и прислушиваясь, осуждающе поглядывали на нарушителя их спокойствия, и исчезли, с первыми признаками возвращения человека.
Итачи шел, размахивая лопатой. Ничто в его движениях не выдавало невероятной возбужденности парня, только лихорадочно блестящие глаза. Подойдя к дереву, и любовно осмотрев творение рук его, юный шиноби решительно закатал рукава и взял лопату. Через пол часа яма была готова.
- Сааааске….мой любимый братик…. – тянул Итачи, опираясь о старый клен. – Тебе не холодно? Может, кушать хочешь? Или поспать? А, Саске, спатки не хочешь?
Окончание фразы утонуло в тихом хихиканье, которое плавно переросло в громкий, слегка безумный смех.
- Я ведь все могу, братишка, ты только скажи, организую все на высшем уровне!
И снова ели сдерживаемый хохот. Незаметно для парня, подул легкий ветерок, и на полянке стало прохладно. Взяв себя в руки, Итачи перестал надрываться, и присел возле Саске. Провел рукой по влажным волосам. Потом вытер ладонь о траву.
- Ну ладно милый, я тебе, конечно, очень благодарен, за забавное времяпрепровождение, но пора прощаться.
Аккуратно взяв то, что осталось от моего брата, я с благоверным трепетом положил это в яму. Затем, устав, я присел возле импровизированной могилки и решил рассмотреть Саске. Да, в таком состоянии он выглядел намного красивее, чем обычно…
Под палящим солнцем, его тело выглядело еще более откровенно.
Кожа Саске казалась еще более светлой на фоне этой грязной, промокшей земли. Соблазнительные, кроваво-красные розы, распустившиеся по всему его телу, мертвенная бледность кожи, такие хрупкие оголенные кости, неестественно вывернутые ноги и рука. Итачи ощутил нарастающее возбуждение.
- Так, держи себя в руках, – пробурчал парень сам себе, – некрофилия это уже как-то слишком…
Словно в поддержку ему, клен гневно зашумел листьями. Так же, как и час назад, когда Итачи привел сюда обиженного мальчишку. И кто сказал, что у деревьев нет мозгов? Да все они понимают, старые хрены, молчат только…и это правильно…пусть молчат…пусть…а то сюда бы уже слетелся весь клан Учиха…
Итачи захихикал от возможности встретиться наедине со всем своим немаленьким кланом возле могилки свежевыпотрошенного и свежевыебанного братика.
- Нет, ну мне же ты расскажешь, как все было, когда я вернусь сюда, через пару тройку лет? А то вдруг забуду… - дружественно приобнял дерево Итачи. Клен предпочел сдержанно промолчать.
Закрыв глаза, я медленно сполз по клену. Ничего он мне не расскажет. Такие они, эти деревья. Ну и ладно. Я все равно не забуду. Всегда буду помнить. Прислонившись к огромному красному пятну на дереве, я вдыхал пьянящий запах крови Саске, и расстегнул брюки.

Я даже не помню, как мы оба оказались здесь, в глуши этого леса. Просто в один момент я осознал, что прижимаю Саске к земле, тяжело дыша. Ты тогда был очень зол: кричал, брыкался, стирал руки и ноги в кровь стараясь вывернуться из-под меня. Но от одного только вида тоненьких алых струек, медленно стекавших по твоей нежной детской ручке, я забыл обо всем на свете. Ты перестал вырываться только тогда, когда я ласково провел языком по твоей ладони, трепетно собирая губами каждую капельку, выступившую на твоей алебастровой коже. Я слышал, твое прерывистое дыхание, и бешеный стук сердца. Страх. Вот что я всегда в тебе обожал. Твои подрагивающие руки, обеспокоенные взгляды. Все это как наркотик. Нет, это даже лучше. На свете нет ничего более опьяняющего, чем ты, мой маленький братик, сжавшийся в комочек и поскуливающий от страха.
Я отпускаю твою руку и задираю футболку. Пару старых царапин на сладкой молочной коже. Мой кунай прочерчивает длинную глубокую линию от ключиц и до поясницы. Ты кричишь. Скорее от страха, чем от боли, и это немного раздражает. Ты кричишь не так, как я этого хочу, но объяснять это тебе здесь никто не собирается. Пару секунд я зачарованно смотрю на рассеченную кожу. На пару мгновений края раны слегка белеют, потом кое-где проступают первые капельки. Они быстро заполняют всю поверхность, складываясь в одну длинную красную нитку. И потом твою спину прочерчивают несколько кровавых ручейков, к которым я с нетерпением припадаю губами. Тщательно слизывать каждую капельку становится проблематично, потому что ты продолжаешь неистово извиваться и отпихивать меня. Но один сильный и точный удар в бок являются весомым аргументом, и ты затихаешь, время, от времени позволяя себе немного поскулить, как мелкая собачонка.
Через пару минут мне становится скучно. Я как кот, на радостях обожравшийся сметаны. Вдоволь наевшись, пришло время поиграть.
Рывком переворачиваю тебя, достаю кунай и с размаху всаживаю его тебе в живот. Ты орешь. Это уже не просто крик о помощи. Он хорошо приправлен ужасом, болью, и отчаяньем. Ты вырываешься, колотишь меня руками и ногами воя от боли, а я просто вскрываю тебе брюхо. От ребер и до самого лобка. Отбрасываю кунай и отворачиваю пласты кожи в стороны. Все это сопровождается очаровательными звуками разрывающейся плоти, твои собственными криками, и фонтанами крови прямо на мое лицо. Честно признать, я был удивлен. Я думал ты упадешь в обморок еще тогда, когда я всадил в тебя кунай. А то, что ты так продержался, даже вселило в меня некоторую гордость. Это ведь, наверное, дико больно, а ты еще даже находишь в себе силы кричать. Правда, твои крики уже больше смахивают на предсмертные хрипы. Жаль, очень жаль. Я ведь только начал, а ты уже умирать собрался.
Всерьез опасаясь за твою скорую кончину, я решил поторопиться. Сгреб все твою требуху, и обрезав края, я просто выкинул все это к чертовой матери в кусты. Ты при этом так очаровательно выгнулся, всерьез не желая расставаться со своими внутренностями, что меня аж на смех проперло.
Вдруг я ощутил падение холодных капель на мою спину. Дождь. Как не вовремя. Я рывком поднял с земли, и почти кинул под разлогую крону старого клена. Здесь нам не помешают.
Ты зашевелился, и что-то заговорил. Вот только из твоего горла вырвались лишь булькающие звуки подступившей крови. Я сочувственно поцеловал тебя, уже почти покойника, в лоб, и аккуратно раздел. Мне всегда хотелось трахнуть Саске. При чем так, чтоб….ну я даже не представлял себе, как это можно сделать, но это определенно должно было быть чем то особенным. Так, что б Саске до конца своих дней это запомнил. К несчастью, их у него уже не осталось.
Я отыскал в кустах отброшенный кунай, считая каждую секунду до последнего вздоха брата, и опять, с размаху, всадил ему его в задницу по самую рукоятку. По руке тут же полилась кровь.
Честно признать, я уже и не надеялся услышать твой восхитительный голосок, срывающийся на весь лес. Но ты определенно решил меня сегодня радовать, и я услышал от тебя прекрасное соло, от которого, у нормальных людей, наверное, остыла бы кровь в жилах. Я проворачивал кунай то по часовой стрелке, то против, кромсая гладенькие мускулы, ну и хрен его знает, что там еще есть, а ты все не переставал кричать. Похоже, это было намного больнее, чем мое предыдущее «вскрытие». Наконец, когда от твоего ануса остались только кровавые ошметки, я спустил штаны и с нетерпением вошел в тебя. Было невероятно горячо, скользко и влажно. Я даже заскулил от удовольствия, настолько это было приятно и долгожданно. По сути, трахнуть братика, было моей второй самой большой мечтой детства. Больше всего я мечтал сам, своими ручками, придушить каждого из моего любимого и обожаемого клана. Но об этом потом. Сейчас исполнялась моя голубая мечта маньяка-садиста, и я был на седьмом небе блаженства.
Не знаю, сколько времени прошло, пока я, наконец, не спустил в Саске, но я порядком вымотался. Черт в моем сознании (не знаю точно который из них) настоятельно рекомендовал мне послать всех их на хрен и улечься спать в обнимку с братиком, но был бы я, легендарный Итачи Учиха, легендарным Итачи Учиха, если бы потакал всем своим бесам? Пробормотав технику для прояснения разума, я оперся о клен. Полегчало. Спать, конечно, все еще хотелось, но миллионы чертиков в моей голове отступили, позволяя мыслить чуть более здраво. Я и не заметил, как дождь прекратился, унося с собой следы нашей с Саске «игры». Теперь, всю полянку опутывала сетка темно-бурых подтеков, придавая траве цвет кровавой неопределенности. Я вздохнул. Было как то непривычно странно и приятно думать о том, что сейчас нужно пойти в дом, раздобыть лопату, вернуться сюда незамеченным, ведь я по уши в крови, и похоронить Саске, со всеми надлежащими ему почестями.
Пребывая в каком то приподнято-обдолбаном настроении, я незаметно крался в дом, уже удачно миновав свою мать и тетю Каоруко. Добравшись, наконец, до кладовой и раздобыв лопату, я, услышал голос отца:
- Итачи, ты ничего не хочешь мне рассказать?

Итачи дернулся, конвульсивно хватая ртом воздух, и резко привстал, вырываясь из цепких паучьих лап полуденного кошмара. Солнце светило все так же ярко, клен монотонно покачивался в такт прибывшему ветру, темные волосы Саске выглядывали из неглубокой ямы, а на его руках была засохшая сперма. Казалось бы, все на своих местах, все так, как и должно быть. Шиноби медленно поднялся, заправил штаны, и направился к брату.
Лежит. Точно так же, как я его и оставил. Странно как то. Грустно, что ли.
- Ну ладно, ладно, не надо на меня так смотреть. Так и быть, поцелую тебя на прощанье!
Парень скользнул в яму, и легко, почти невесомо прикоснулся губами к бедным и искусанным губам брата.
- Ладно, не будем тут жевать длинные прощальные речи, я думаю, ты и так знаешь, что я всегда тебя любил. Итак, сайонара, и удачи тебе, малыш, куда бы тебя не занесло.
Итачи молча закидывал могилу землей, закапывая вместе с братом остатки своей неуверенности. Закончив, шиноби вздохнул.
Ну вот и все…На смену усталости пришло неожиданное воодушевление, словно что то, что тяготило его все эти годы отступило, оставляя место новым, может быть даже еще большим страхам и навязчивым желаниям.

Шиноби развернулся, и медленно побрел в сторону Конохи, по пути напевая приевшуюся ему незнакомую мелодию. На сегодня у парня было много планов, одним из которых было полное уничтожение клана Учиха. Однако он не спешил, медленно спускаясь с холма, вновь и вновь прокручивая в памяти те самые моменты сегодняшнего дня.
Итачи навсегда запомнит это гребанное солнце, что светило так ярко. Он никогда не забудет уже ставший ему родным клен, что терпеливо скрывал их от дождя. И, конечно же, навсегда останется в его сердце такие сладкие и долгожданные крики Саске, которые, не раз будут тревожить его сон по ночам. Однако сейчас еще рано об этом думать, ведь в кармане лежит окровавленный кунай, и каким то непостижимым образом согревает его сердце.

Категория: Наруто | Добавил: Frozen_Maiden
Просмотров: 1556 | Загрузок: 0 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 2
avatar
1
ну зачэм парнишу укокошил?жа-алко вить...
а воображение-пять баллов,хвалю
но саске за что?*плачет в подушку*
avatar
2
мну не понравилось.воображение хорошее но претупреждать надо что Саске убьют! :(
avatar