[ Вход · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Key_Lo 
Rikudou-Sennin Clan Форум » Открытый мозг, покрытый пылью... (с) » Приют графомана » Враг моего врага... (Кроссовер Гарри Поттера и Блич)
Враг моего врага...
KatherinДата: Вторник, 10.07.2012, 16:13 | Сообщение # 1
Бикини Боттомский планктон
По жизни: Пролетарий
Статус: Оффлайн
Название: Враг моего врага...
Автор: Katherin
Бета: Ellfella
Фендом: Гарри Поттер, Bleach
Персонажи: ГП, АД, ТР, Готей 13, Арранкары, Куросаки Ичиго
Рейтинг: PG-13,
]Жанр: кроссовер, AU, ОСС
Размер: миди
Статус: в процессе выкладки
Дисклаймер: Герои не мои и я на них не претендую.
Аннотация: Невнимательность при прочтении комментариев автора, написанных после описания ритуала Воскрешения, порой приводит к очень неприятным последствиям.
Предупреждение: Сильный ОСС персонажей, AU с конца 4 курса для мира Гарри Поттера и полнейшее AU битвы с Айзеном. Фик закончен полтора года назад)))
Фик писался на спор! Просто попытка совместить 2 мира и посмотреть, что из этого получится.

Доп. инфа


Сообщение отредактировал Katherin - Вторник, 17.07.2012, 15:57
FrankensteinДата: Вторник, 10.07.2012, 16:14 | Сообщение # 2
Алый парус Зурбагана
По жизни: Пролетарий
Статус: Оффлайн
А твои фик я даже читать боюсь без ручки и своего блокнота куда я записую цитаты с книг и фанфиков))
KatherinДата: Вторник, 10.07.2012, 16:15 | Сообщение # 3
Бикини Боттомский планктон
По жизни: Пролетарий
Статус: Оффлайн
Frankenstein, ого shy

Глава 1


Зеленоглазый брюнет лет шестнадцати, с волосами, явно плачущими по расческе, в очередной раз задремал над книгой и едва не стукнулся носом об стол. Потерев утомленные от чтения глаза, юноша устало отложил книгу в сторону: в ней тоже не было ничего, что могло бы помочь им в борьбе с новыми врагами, а ведь это была последняя книга из огромной стопки, что отобрала для него Гермиона. Две недели безвылазного сидения в библиотеке Блэков, прерываемого лишь на очередной завтрак-обед-ужин, состоящий из пары-тройки бутербродов с чаем, и короткий, наполненный бессвязными сновидениями сон. Две недели потрачено впустую…
Скажи ему кто-то ещё несколько лет назад, что он объединится с убийцей его родителей в борьбе с ещё большим злом и что Орден Феникса будет сражаться плечом к плечу с Пожирателями Смерти, он бы не задумываясь отправил наглеца в Святого Мунго на соседнюю с Локхартом койку. Но это случилось, и отправляться в лечебницу пришлось бы ему, если бы от неё хоть что-то осталось.
Тихая и беззаботная жизнь обывателей Магического мира подошла к концу, как только закончился третий тур Тремудрого турнира, когда Волдеморт решил возродиться.
Дело в том, что просто использовать стандартную схему: плоть слуги, прах отца, кровь врага и т.д. - ему показалось не таким выпендрёжным, как старинный ритуал, описанный в свитках какого-то древнешумерского архимага, который этот ритуал придумал, но использовать не решился (по причине того, что идиотом не был и жить ему ещё хотелось и, желательно, хорошо, а не на руинах того, что осталось от мира). Ритуал прошел успешно, и вот уже Темный Лорд толкает приветственную речь своим последователям, не забывая восхвалять себя любимого и в очередной раз рассказывать о маразме Дамблдора, у которого под носом он все и провернул. В самый разгар его оды самому себе воздух потемнел и открылась огромная черная воронка, из которой вылетело темное нечто. Пока Волдеморт и его Пожиратели приходили в себя от шока, Гарри Поттер схватил кубок, тело Седрика и смылся от этих психов подальше. И, как выяснилось позже, правильно сделал, потому что этот черный туман превратил всех естественных обитателей кладбища в очень симпатичных и очень голодных зомби и ходячих скелетов.
Оказалось, что этот ритуал истончал границу между нашим миром и его изнанкой, проще говоря, Адом. Именно там воплощались все существа из людских кошмаров, мифов и легенд, и именно там скрылись все языческие боги, выжившие после воцарения Всевышнего. Как ни странно, но Ад у всех религий и рас един, в отличие от Рая, Ирия, Вальхаллы, Саг-Аш-Саг-Ана, Светлых Чертогов и прочих мест, где некоторое время пребывают праведники перед отправкой в ничто и последующей за этим реинкарнацией.
Истончившаяся грань просуществовала недолго: древние и могущественные существа, что находились за ней, очень соскучились по бегущей реками людской крови, по человеческим жертвоприношениям и тем временам, когда они были хозяевами на планете. Тем более что в аду особо не разгуляешься, да и покомандовать там некем: большая часть контингента состоит из таких же, как они. Некоторым хотелось власти, некоторым мести за все хорошее – короче, причин для того, чтобы вырваться из своего мира, у них было достаточно. А уж что могут натворить вырвавшиеся порождения больной фантазии рода человеческого и иже с ними, наверное, нетрудно представить – хаос и разрушение.
Посреди лета даже Волдеморту и жалким остаткам его Пожирателей стало ясно, что древним нужны не союзники и слуги, а рабы, которых можно использовать в ритуалах и в качестве пищи. После ещё месяца переговоров, часто переходящих в банальное выяснение отношений, Темный Лорд объединился с Орденом Феникса. Конечно, не все прошло гладко, все-таки обе стороны сражались между собой не один год, поэтому претензий к друг к другу было предостаточно. Чего только стоят Том Реддл и Гарри Поттер: у них и без того непростые отношения, в которые лезут все кому не лень.
Что касается Министерства Магии, то его глава Корнелиус Фадж, в который раз доказав, что слаб на голову, закрылся вместе с теми аврорами, что не последовали примеру своих благоразумных коллег и присоединились к Дамблдору и Темному Лорду, и еще не сбежавшими в другие страны служащими в Отделе Тайн. Единственный раз, когда он показался в кабинете Дамблдора с яростными воплями об измене родине, был в первый день после того, как в «Ежедневном Пророке» сообщили о его союзе с Волдемортом против общих врагов. «Ради известной цели можно заключить союз даже с самим чертом — нужно только быть уверенным, что ты проведешь черта, а не черт тебя», - процитировал кого-то из классиков Снейп. Зельевар в нескольких не совсем цензурных выражениях объяснил Фаджу, что, пока Темному Лорду выгоден этот союз, он не сделает ничего, что могло бы привести к разрыву. А в том, что подобный союз ему выгоден, можно было бы и не сомневаться, достаточно было взглянуть на жалкую кучку выживших Пожирателей Смерти. Министр доводы не воспринял и, жутко разозлённый, вернулся в своё убежище.
Долго прятаться он не смог: здание было полностью разрушено вместе с его подземной частью кем-то из ополоумевших древних богов. Все находившиеся там люди погибли под обломками.
На пятом курсе школу было не узнать, Дамблдор собрал в замке всех союзников, что раскололо учеников на два лагеря. В один входили здравомыслящие ученики со всех факультетов, которые принимали союз с темными магами, а в другой - те, кто был против. Гриффиндор, за исключением Гарри Поттера, Гермионы Грейнджер, Джинни Уизли и Невилла Долгопупса, был против, а ребят, сумевших принять мудрое решение, ученики краснознаменного факультета называли предателями. Окончательно они убедились в этом, когда четвёрка полным составом перешла в Слизерин, где их приняли отнюдь не с распростёртыми объятиями. Но шло время, совместные тренировки и общее противостояние с радикально настроенным крылом стерли межфакультетские предрассудки, они стали терпимее друг к другу, появилось взаимоуважение, а затем именно на нём построилась и дружба.
Сейчас шла вторая неделя рождественских каникул в доме Сириуса, а Гарри с его новыми друзьями-слизеринцами вместо того, чтобы предаваться счастливому ничегонеделанию, днями и ночами просиживали в библиотеке Блэков в поисках хоть чего-то, способного если не остановить, то хотя бы помочь в борьбе с новыми врагами. Библиотеку Хогвартса они проштудировали ещё прошлым летом. Стоит ли говорить о том, что ничего полезного в данной ситуации они не нашли?
- Гарри, я, кажется, что-то нашел! – выкрикнул Теодор Нотт, едва не свалившись со стремянки. В руках у него была небольшая ветхая книжонка, на переплете которой, очень напрягшись, можно было прочитать: «Ритуалы на все случаи жизни».
- Ну и чем это нам поможет? Наверняка это такая же фигня, как и прошлая твоя находка, Тео, – насмешливо отозвался откуда-то с верхних полок подозрительно свежий как огурчик Драко Малфой. Подошедший Гарри и присутствующие здесь же Гермиона, Панси, Блейз и Миллисента приготовились к очередной словесной перепалке минут на двадцать, в ходе которой обычно забывается сам предмет спора, но вспоминаются все прегрешения спорящих – обычно это помогало скинуть умственное напряжение и – хотя бы частично – усталость. Но вместо этого Теодор отмахнулся от замершего в предвкушении Малфоя и уткнулся в книжицу, минут на пять отключившись от внешнего мира, что не укрылось от внимательного взора его друзей, которые тут же устроили молчаливую потасовку за право увидеть, что же написано в ней, и заглянуть ему через плечо. Тем, что так привлекло внимание Нотта, оказался черномагический ритуал, позволяющий вызвать бойцов из разных миров. И все бы хорошо, но для выполнения ритуала было нужно, чтобы кто-то пожертвовал не только своей жизнью, но и душой! Одна смерть – один воин, жизнь за жизнь, человек за человека, сила за силу. Описанный ритуал был настолько кровавым, что у привычных ко всему слизеринцев волосы по всему телу становились дыбом.
- Это безумие, – прошептала Гермиона, высказав тем самым всеобщее мнение.
FrankensteinДата: Вторник, 10.07.2012, 16:17 | Сообщение # 4
Алый парус Зурбагана
По жизни: Пролетарий
Статус: Оффлайн
И по возможности кидай главы под спойлер в главный пост через редактор. Меньше искать и удобней если что выбирать ту или иную главу)) Но ето уже твое дело соглашаться со мной или нет))
KatherinДата: Вторник, 10.07.2012, 16:18 | Сообщение # 5
Бикини Боттомский планктон
По жизни: Пролетарий
Статус: Оффлайн
А какие мои фики ты читал?

Добавлено (10.07.2012, 16:18)
---------------------------------------------
Пасиб за совет))

Добавлено (10.07.2012, 16:18)
---------------------------------------------
Но мне проще так)

FrankensteinДата: Вторник, 10.07.2012, 16:23 | Сообщение # 6
Алый парус Зурбагана
По жизни: Пролетарий
Статус: Оффлайн
Quote (Katherin)
А какие мои фики ты читал?

Первую главу этого фика и читал, дето с час назад)) И есть вещи которые я был бы не против законспектировать себе в блакнот (хотя размерчик довольно большой для блакнота размером с тетрадь и 124 листа в нем)) )
KatherinДата: Вторник, 10.07.2012, 16:25 | Сообщение # 7
Бикини Боттомский планктон
По жизни: Пролетарий
Статус: Оффлайн
Frankenstein, надеюсь следующие главы не отобьют у тебя желания коспектировать)

Глава 2


- Это безумие, – прошептала Гермиона, высказав тем самым всеобщее мнение, не зная, что два месяца назад те же самые слова произнёс Дамблдор по поводу этого же самого ритуала. Волдеморт изъял эту книгу из хогвартской запретной секции ещё два месяца назад, втайне радуясь, что маленькие паршивцы проглядели её во время своих летних вылазок в библиотеку. Воплей же потом не оберешься.
Темный Лорд до сих пор спорил с директором по поводу этого ритуала. Первый был за, считая, что хуже уже в любом случае не будет, а второй – против, аргументируя это кровавостью ритуала и возможностью призвать в этот мир ещё большее зло, чем обезумевшие от жажды крови и убийств древние существа. Нередко эти споры перерастали в драки, и тогда члены Ордена Феникса и Пожиратели Смерти наблюдали потрясающую картину: Великий Темный Маг Том Марволо Реддл, схватив Великого Светлого Мага Альбуса Дамблдора за бороду, долбил его головой о стены. Или же Великий Светлый Маг Альбус Дамблдор, сидя верхом на Великом Темном Маге Томасе Реддле, запихивал ему в рот вазочку лимонных долек. И если первый-второй разы их грызня прикалывала, то после тридцатого не вызывала ничего, кроме раздражения и ассоциаций с театром абсурда.
- Но это единственный выход, – ответил Волдеморт, по своему обыкновению незаметно появляясь из-за спины Гарри.
- Да ты хоть читал этот ритуал?! Большего кошмара я не видел! – возмутился Гарри, при мысленной поддержке своих друзей, которые вообще во время разговоров этих двоих предпочитали молчать.
- Хорошо, а что тогда предлагаешь ты? Ввязаться в сражение, а дальше по обстоятельствам, и в итоге коллективно погибнуть во славу родины и Дамблдора? Гарри, Англия и так находится в полной изоляции от других стран, без малейшего шанса снять те щиты, которые поставили специалисты из разных стран. Мы заперты в ловушке с ужасающими существами, противопоставить силе которых можем лишь наше количество. Каждый день мы отправляем людей на смерть, и заметь, этих людей с каждым разом становится все меньше и меньше. Этот ритуал предоставляет нам шанс. Было бы глупо не использовать его. Да и, в конце концов, никто не предлагает вам лично убивать кого-либо. Темные ритуалы изначально рассчитаны на самый худший вариант развития событий. Что поделаешь, если большинство адептов ритуальной магии гибли именно из-за неспособности рассчитать все «а если». Все ритуалы, даже самые кровавые, построены на том, что сильный и умный маг всегда найдет способ избежать того, что он либо не может сделать, либо не хочет.
- Эээээ, о чем ты? – Поттер озадаченно почесал макушку, ещё больше растрепав свой «художественный беспорядок».
- О, Мерлин, неужели вы не могли его просветить? – раздраженно закатил глаза Реддл, махнув рукой в сторону притихших после его бурной тирады слизеринцев. Но не менее офигевшие лица и огромные знаки вопросов, чуть ли не написанные у них на лбу, вызвали у него странные подозрения. Неужели…
- Вы что, тоже не в курсе? Моргана, куда ваши родители смотрели?!
- Томми, не переводи стрелки! – раздраженно фыркнул Поттер, которому уже надоело это всеобщее изумление и вопросы из категории: «А разве вы не знали?» Это напоминало ему о тех временах, когда он был вынужден жить у Дурслей и терпеть подколки Большого Дэ и его дружков.
- Это кого ты сейчас назвал «Томми»? – доставая откуда-то из рукава мантии палочку, прошипел Волдеморт, которому в очередной раз наступили на любимую мозоль, издевательски обозвав ненавистным ему маггловским именем.
- Тебя-тебя, жертва пьяной акушерки, – радостно осклабился потерявший всякие тормоза Мальчик-который-выжил, доставая свою палочку.
- Ну вот, опять они за старое. Когда же им надоест? – вздохнула Гермиона спустя двадцать минут, три Круциатуса (Темный Лорд) и четыре Секо (Гарри Поттер), наблюдая за тем, как парочка магов разносит библиотеку благороднейшего и древнейшего рода Блэков. Некогда непримиримые враги в таких ссорах, когда по воздуху начинали летать шкафы и стулья, напоминали ссорящуюся семейную пару, женатую как минимум четверть века. Это начинало уже доставать.
Гарри Поттер, который под руководством разных спецов из Ордена Феникса и Пожирателей за эти два года магически поднялся до уровня Дамблдора и Волдеморта, к сожалению, мозгов от них не набрался (или наоборот?). Зато заразился любовью к выяснению отношений по поводу и без, доводя своими язвительными речами Темного Лорда до истерик и маниакального желания заавадить паршивца. Но, к великому огорчению наследника Слизерина, наследник Гриффиндора был на редкость живучей мелкой сволочью. Очень часто на вопросы друзей о том, зачем он доводит Величайшего темного волшебника до нервного срыва, Избранный ехидно отвечал им, что это месть за все хорошее, да и нравятся ему их с Реддлом перепалки.
Это что, болезнь такая среди Великих магов? Судя по всему, да – кретинизмом называется.
- Мой лорд, может быть, поясните, что вы имели ввиду? – вклинился в очередную разборку сильных мира сего любознательный Блейз. Забини прекрасно понимал, что если эта парочка продолжит выяснять свои запутанные отношения в библиотеке Блэков, от неё ничего не останется, а до сути никто так и не доберется. Каково же было его удивление, когда на его призыв Темный Лорд не откликнулся Круциатусом и рявком в стиле «пошелнахязанят», а вполне вменяемым кивком.
- Все очень просто, Забини, – проговорил он, взмахом палочки восстанавливая разрушенные в пылу ссоры полки и реставрируя бесценные старинные фолианты, сожженные заклятиями. – Для выполнения условий этого ритуала просто нужно найти несколько свежих трупов, начертить пентаграмму из смеси крови различных существ как маггловского, так и магического происхождения, проговорить пару-тройку заклинаний и, вуаля, у тебя готовы войска. Я доступно излагаю? – оторвавшись от такого увлекательнейшего занятия, как выяснение отношений с Гарри Поттером, вполне благодушно пояснил Темный Лорд.
- И все?! Так просто?! Тогда почему… почему этими ритуалами не пользуются все кому не лень? Нет, тут явно должен быть какой-то подвох!
- Потому, юная Булстроут, что, во-первых, не все так образованы, как я, во-вторых, книг с подобными ритуалами всего пять и их считают чем-то вроде страшных сказок. Все-таки ритуальная магия относится к числу забытых искусств. В-третьих, для этого ритуала нужны колоссальные затраты магической энергии. Даже нашей с Альбусом силы не хватит не то что на межпространственные ворота, а даже на петли от них. Нужно найти где-нибудь источник силы и использовать его для наших целей. Если мне не изменяет память, то вполне можно будет обойтись сделанным собственноручно артефактом-накопителем. И, наконец, в-четвертых, чтобы это все провернуть, надо быть не только сильным магом, но и волшебником, очень-очень образованным в нескольких очень древних и забытых науках. А уж если учесть то, что образование подрастающего поколения с каждым годом все хуже и хуже… - дальше Великий Темный Маг не договорил. К чему клонит его темнейшество, «подрастающее поколение» и так поняло.
- А откуда возьмется энергия на создание врат? – задала самый разумный вопрос Гермиона, которая быстрее всех пришла к тому выводу, к которому ребят настойчиво подталкивал самый ужасный маг столетия. Судя по сначала посветлевшим, а потом посеревшим лицам её чистокровных друзей, они тоже пришли к этому вопросу и, похоже, успешно нашли ответ на него.
- А как вы думаете, мисс Грейнджер, для чего нужны смерти?
- Ээээ, ну… - замялась Гермиона.
- Ясно, - темный маг закатил глаза и принялся читать ещё одну лекцию: – В любом живом существе присутствует магическая энергия. Кто-то наделён ею сверх меры, а кто-то нет, и не спрашивайте, как происходит это наделение, я и сам не в курсе. Те, у кого побольше, называются магами и магическими существами, а те, у кого поменьше, – сквибами. Я надеюсь, хоть это вам рассказывали?
В ответ девушка смогла лишь потрясенно кивнуть. Только что темный маг в нескольких предложениях пересказал ей научный труд одного из волшебников древности.
- Смерть любого существа высвобождает скрытую в нём магическую энергию. Таким образом, смерть многих существ влияет на окружающее пространство. Когда магглам нужно согреться, они берут дерево и сжигают его. Маги, произнося заклинания, влияют на окружающее пространство, заставляя его греть себя. А что делать, если у тебя не хватает сил, чтобы должным образом повлиять не только на окружающую среду, но и на сами законы мироздания? Ответ прост: тебе всего лишь нужно высвободить необходимое количество магической энергии. А также знать, как правильно воспользоваться этой энергией и направить её в нужное русло.
- Но ведь это чудовищно - использовать чью-то смерть… - возмутилась мисс Всезнайка, на которую тут же возмущенно зашикали остальные слизеринцы, не принимавшие участия в этой милой беседе.
- Чудовищно? Нет, скорее прагматично, – задумчиво отозвался Малфой. Его творческая личность, незамутненная особой щепетильностью не только к усопшим, но и щепетильностью в принципе, уже мысленно прикидывала, где они смогут набрать трупов.
- Полностью согласен с Драко. Уж лучше это, чем полноценный черномагический ритуал, – поддержал друга Поттер, оценив приведенные доводы и сравнив «рецепт» обряда с его толкованием.
- Я не был уверен, что ты поймешь и примешь это, – неожиданно серьёзно и как-то жестко произнёс Том Реддл, подходя к Гарри и глядя ему в глаза. За последние полтора года этот юноша, которому он когда-то искалечил судьбу, отметив как равного себе, стал очень дорог Волдеморту. И именно его мнение о том ритуале имело для него значение.
Юный уже негриффиндорец важность момента не оценил. Он окинул задумчивым взглядом внимательно разглядывающего его темного мага и ехидно спросил:
- Знаешь, это, конечно, хорошо, что ты такой умный, но… почему ты не был таким умным, когда проводил ритуал Воскрешения?
В ответ темный маг лишь сморщился, как от зубной боли. Что Дамблдор, что Поттер – одного поля ягоды. Он им открывает душу, ну или то, что от неё осталось, а им вечно в самый ответственный момент нужно подковырнуть и испортить всю малину.
На самом деле объяснение было простым, как все гениальное, но в данном контексте это выражение не очень подходило. Барти Крауч-младший был потрясающим специалистом, когда дело касалось древних и мертвых языков. Но, к несчастью, он относился к тому типу людей, которых Северус Снейп называл восторженными идиотами. Скажите, а как ещё назвать человека, который, найдя описание ритуала Воскрешения, от радости, что сможет вернуть тело своему Лорду, не заметил пары строк в конце, написанных бисерным почерком создавшего этот ритуал архимага? Именно в этих строках было указано предупреждение не использовать его. Воскресить-то этот ритуал воскресит, но только добавит к этому то, что возле места проведения обряда истончится грань реальности.
Верховный Маг Шумера Креол Урский (именно его авторства был ритуал) обладал мерзким и мстительным характером, а еще очень не любил, когда кто-то крал у него идеи. Но даже мстительный шумерец предположить не мог, что через пять тысяч лет грани в измученной магическими войнами Англии окажутся настолько тонки, что на свободу смогут вырваться игроки высшей лиги. Вообще-то, по его задумке, планировалось, что вылезшие из-за грани существа схрумкают нарушителя авторских прав. А там уж как повезет: справится вор с низшими тварями Ленга – хорошо, а нет, так вечному герою – вечная память. В случае чего с ними справятся опытные демонологии, которых пять тысяч лет назад было не так уж и сложно найти. Ведь и обвинить его не в чем будет – он честно предупредил любителей поиграть в богов на халяву. Но кто ж знал, чем все обернется?
Стоит ли говорить, что долго младший Крауч после этого не прожил?
- Так Дамблдор все же дал разрешение? – загорелся Теодор, уже потирая руки от открывающихся перспектив и стараясь не обращать внимания на Волдеморта, пытающегося взять себя в руки после ехидного вопроса Поттера.
- Да, и даже передал мне вас в мое полное распоряжение для подготовки ритуала, – мстительно улыбаясь и мысленно радуясь, в своих лучших традициях прошипел Том Марволо Реддл. – Именно это я и пришел вам рассказать.
Вообще-то, он сказал им не всю правду, на то и был слизеринцем. Одним из условий согласия хитрого Дамблдора на «эту авантюру», как он выразился, было то, что он сам пойдёт и расскажет подрастающему поколению об этом ритуале. Старому магу уже в голубых мечтах виделось, как взбешенный Гарри Поттер и его сотоварищи размазывают Великого Темного Мага по стене даже за намек на такое. Но – не судьба.
FrankensteinДата: Вторник, 10.07.2012, 16:27 | Сообщение # 8
Алый парус Зурбагана
По жизни: Пролетарий
Статус: Оффлайн
Quote (Katherin)
Frankenstein, надеюсь следующие главы не отобьют у тебя желания коспектировать)

Не думаю, скорей заставит мою кисть болеть)))
KatherinДата: Вторник, 10.07.2012, 16:41 | Сообщение # 9
Бикини Боттомский планктон
По жизни: Пролетарий
Статус: Оффлайн
Глава 3


Обещанные Томом приготовления к ритуалу начались на следующий же день и продлились ещё неделю, но уже в Хогвартсе. За эти дни ребятам пришлось чуть ли не полностью изучить теорию ритуальной магии, изгнание духов, полтергейстов, демонов и прочей нечисти. Ведь ритуалы крайне ненадёжны, и случиться может что угодно. Да и на кого ещё надеяться, как не на младшее поколение?
Случись что, маги, участвующие в ритуале, – а в нём будут участвовать как Пожиратели Смерти, так и Орден Феникса, – во главе со своими лидерами и идейными вдохновителями, будут абсолютно беспомощны как в физическом, так и магическом плане.
Сам же Темный Лорд в компании со Снейпом и Малфоем-старшим окопались в лаборатории и создавали нечто жутко секретное. Это что-то состояло из странной конструкции, по размеру напоминающей шар для гаданий размером с футбольный мяч и состоящей из разных, порой абсолютно непонятных частей, а также зелий, в которые опускали разные фрагменты этой конструкции. И если твёрдую часть мастерил Люциус, чья семья занималась созданием артефактов едва ли не с первого поколения, то жидкую делал Снейп, ориентируясь на собственную интуицию и знания. Северус не зря считался лучшим зельеваром в Европе. Про него говорили, что он может сварить что угодно и из чего угодно. Конечно, это было преувеличением, но не слишком большим. Том же осуществлял всеобщее руководство и помогал старшему Малфою с артефактом.
Для Героя магического мира Темный Лорд придумал особое задание, планируя отомстить ему за все издевательства над своей драгоценной персоной. Что может быть хуже, чем лазить по болотам и канавам, бегать по горам и носиться по джунглям, чтобы собрать и поймать ингредиенты, необходимые для зелья запершемуся в лаборатории трио в компании с престарелым фанатом сладостей, почти постоянно ведущим себя как маразматик? Дамблдор - Гарри в этом был точно уверен - получал от всего этого бездну удовольствия, наблюдая за тем, как Мальчик-Который-Выжил с каждым днем все больше и больше звереет.
В понедельник, ровно через неделю после окончания каникул, усталые, но очень довольные собой Реддл, Малфой и Снейп, шатаясь от магического истощения и пугая общественность синяками под глазами, вручили каждому члену Ордена Феникса и Пожирателю Смерти странные браслеты и потребовали ни в коем случае их не снимать. Как пояснил Том, эти браслеты были артефактами-уловителями, связанными с артефактом-накопителем. Если по-простому, то их функцией было улавливать остаточную магическую энергию и направлять в ту странную конструкцию, над которой неделю трудились Снейп с Малфоем под руководством Волдеморта. Когда накопитель заполнится нужным количеством энергии, можно будет начинать ритуал.
Хитрый Реддл всё правильно рассчитал – их маленькое войско чуть ли не каждый день ходит в очистительные походы, уменьшая поголовье тварей, безнаказанно разгуливающих по магическому миру. Маггловский их не интересовал. За все время нахождения порождений больной психики человечества в этом мире преднамеренно не был уничтожен ни один маггл. Если простецы и гибли, то только по собственной дурости, оказавшись не в то время и не в том месте.
Перед первым рейдом многие волновались, особенно создатели артефактов. А вдруг не получится? Одно дело - испытание в, так сказать, домашних условиях, а другое - в реальном бою, где госпожа удача может повернуться к тебе разными сторонами. Но после того как в накопитель стала исправно поступать энергия, волнения улеглись.
А через несколько десятков рейдов Малфой, Реддл и Снейп, по очереди дневавшие и ночевавшие в лаборатории рядом с артефактом, объявили о том, что собранной энергии достаточно для проведения ритуала. В то время была очередь Люциуса дежурить над накопителем, так что радостную новость пришлось сообщать ему.
Услышав это, Северус заперся в лаборатории и занялся приготовлением разных зелий, правда, перед этим в своей обычной манере настоятельно попросил ему не мешать. Впрочем, мешать ему никто и не собирался – желания общаться с разъяренным зельеваром ни у кого не возникало.
Люпин и Блэк отправились грабить маггловский и магический донорские центры, а также навестили Темную аллею. Все-таки в таких ритуалах, пусть даже и сильно упрощенных, было никак не обойтись без разнообразных видов крови.
Орден Феникса и Пожиратели Смерти вместе со своими лидерами и идейными вдохновителями готовили Хогвартс к предстоящей операции и ее последствиям. Ведь магия, которая будет твориться этим вечером, настолько сильна, что отдачей может снести все защитные барьеры вплоть до щитов, наложенных Основателями. Также неизвестно, как себя поведут вызванные существа, которых насильно вырвали из своих миров и затащили черт знает куда.
Апогеем всеобщего сумасшествия стали все те же Волдеморт с Дамблдором, ползающие на карачках по абсолютно пустому Большому залу и рисующие кровью нечто странное.
Ровно в полночь все участвующие в ритуале маги собрались в Большом зале вокруг размещенной точно в центре пентаграммы. При этом они старались не наступать на охранные символы, расположенные снаружи и внутри её. По знаку Тома Пожиратели и Фениксовцы окружили своих лидеров, войдя внутрь пентаграммы. Сами же Великие стали в центр, где уже находился накопитель магической энергии. Том и Альбус вдвоем подняли шар с пола и, держа его в руках, начали медленно и торжественно читать заклинания открытия межпространственных врат, поиска воинов и их призыва. Заклятия читались на двух языках. Одну фразу – на древнем латинском – читал директор, а вторую – на не менее древнем японском – Темный Лорд, который ничего не понимал из того, что говорил.
Через некоторое время слова колдунов начали находить отклик – по граням пентаграммы затрепетали язычки голубого пламени, а вокруг читающих заклятие закружились пока еще не видимые обычному взгляду потоки магии. Следом за этим вспыхнули всеми цветами радуги охранные символы снаружи и внутри пентаграммы. Это выглядело настолько красиво, что находящиеся вне ее Гермиона, Панси и Миллисента, видящие всю картину, не смогли сдержать восхищенных возгласов, которые тут же сменились взволнованными. Несколько членов Ордена Феникса и Пожирателей Смерти от магического истощения потеряли сознание.
Постепенно в воздухе смутно стали проявляться призрачные контуры чего-то очень похожего на врата. Они то появлялись, то исчезали, изображение рябило и казалось таким зыбким…
С последним словом заклинания ворота стали вполне материальными и начали медленно-медленно распахиваться.
- Мы сделали все, что могли. Теперь нам остаётся только ждать, – проговорил едва не валящийся от усталости темный маг, садясь на каменный пол прямо в защитном круге.
- Согласен, мальчик мой, – простонал седовласый волшебник, сползая туда же. Выглядел он куда хуже своего партнера по ритуалу – сказывалась разница в возрасте и различия в типе силы и специализации.
Прошло пять минут, затем десять, но в межпространственных воротах никто так и не появился. Наиболее пессимистически настроенным членам обеих группировок начало казаться, что все усилия зря – столько сил и времени потрачено впустую. Одних это разозлило, а других выбило из колеи и накрыло волной отчаяния.
Казалось бы, сейчас некоторые особо нервные накинутся на едва дышащих после ритуала Реддла и Дамблдора, но неожиданный порыв ледяного ветра, вырвавшийся из врат, заставил их замереть в той позе, в которой каждый из них находился.
А между тем ветер все усиливался и усиливался. Он валил с ног и без того едва на них держащихся волшебников, срывал со стен флаги факультетов, гасил магические свечи, которые, по идее, можно было погасить только чародейством, и заставлял дрожать стекла в рамах – все это наводило на размышления о магической природе этого явления. Следом за ветром из ворот вырвалось нестерпимо яркое сияние, заставившее зажмуриться всех находящихся в сознании людей. С каждым ударом сердца сияние становилось чуть-чуть меньше, а на сто двадцатом ударе и вовсе уменьшилось до размера горошины. Следуя логике, после сто двадцать первого удара свет должен был пропасть, но вместо этого он вспыхнул ослепляющим сиянием, которое, казалось, заполнило весь Большой зал Хогвартса. Когда же маги рискнули открыть глаза, то в защищенном заклятиями и рунами кругу стояли тринадцать странных людей. Полыхнула ещё одна вспышка, и в соседнем кругу появилось ещё пять человек. Первые пришельцы сначала в полном шоке уставились на вторых, а потом и на призвавших их в этот мир.

POV Гарри Поттер.

Люди, которых мы призвали на помощь, выглядели очень необычно, и, самое главное, их было слишком мало, чтобы оказать реальную поддержку. Неужели это все, на что мы способны даже после таких подготовок? Странные, на мой неискушенный взгляд, личности. Спросите, чего в них такого удивительного? Хм, с чего бы начать? Одеты они в какие-то допотопные тряпки черного цвета. Должно быть, это было писком моды где-то в Японии или Китае, лет эдак семьсот-восемьсот назад, но сегодня это смотрелось очень странно. В каждом из них была примесь азиатской крови, и каждый из прибывших был вооружен мечом. Но на этом вся схожесть заканчивалась. Как бы их описать? Наверное, я начну с тех, что ближе ко мне. Итак.
Первый – высокий брюнет с какими-то непонятными керамическими бигудями в волосах и абсолютно неподвижным бледным лицом, наполовину закрытым челкой. «Кейсекан», - глядя на эти бигуди, пораженно прошептала Гермиона, ни к кому конкретно не обращаясь. Поверх этой странной черной одежки на брюнета было напялено что-то вроде распахнутого белого халата, а на шею мужчины был намотан бледно-голубой шарф немыслимой длины. Наверное, на любом другом человеке это выглядело бы смехотворно, но гордая осанка и взгляды, которыми он окидывал Большой зал, буквально замораживали, заставляли забыть о смехе. Думаю, этот брюнет быстро найдет общий язык с Люциусом Малфоем и другими аристократами.
Чуть позади него стоял высокий и широкоплечий накачанный мужик со странными татуировками вместо бровей. На шее и в вырезе на груди мелькали рисунки того же типа. Ярко-красные волосы этого чуда были собраны в торчащий во все стороны пучок на затылке. Дополняла картину белая повязка на голове, завязанная кокетливым узелком. Странного халата на нём не было.
Рядом с тем мужчиной с бигудями, или с «кейсеканом», как назвала его Гермиона, стояла не менее удивительная парочка. Все тот же белый халат. А поверх него одет ещё один – розовый, в милый цветочек, на голове – азиатская конусообразная соломенная шляпа, прикрывающая верхнюю часть лица, но не скрывающая легкую небритость. Из-под шляпы были видны длинные курчавые темно-каштановые волосы, собранные в хвост. Сам мужчина чем-то смахивал на героя бразильского сериала. В отличие от предыдущих персонажей, из-под его халатов выглядывали рукояти двух мечей.
Его спутник тоже был в белом халате и с длинными волосами под цвет, выглядел он очень бледным и весь как-то сливался с ними. Из-за этого мужчина выглядел как белая моль и казался очень болезненным. У него тоже было два меча.
Рядом с ними стоял мальчик лет двенадцати, со стоявшими дыбом короткими седыми волосами и большими бирюзовыми глазами. Этот пацан казался бы хрупким и беззащитным ангелочком, если бы не неожиданно хмурое и серьезное выражение лица. Одет он был во все в тот же белый халат поверх странной черной одежды. Форма у них, что ли, такая? Наверное, да.
Позади него стояла красивая золотоволосая женщина с такими формами, что виденные когда-то в «Плейбое» кузена пышногрудые девушки нервно курили в углу. В вырезе её одежды, практически не скрывающей грудь, тут же потерялись взгляды почти всего мужского населения Хогвартса. Судя по всему, они явно забыли о том, зачем сюда вызвали этих людей. Как и у того мужчины с татуировками, на женщине не было белого халата.
Дальше стояла хрупкая, невысокая, почти миниатюрная девушка. Черные волосы брюнетки были заплетены в две косы с вплетенными белыми лентами, которые заканчивались позолоченными кольцами. Взгляды, которые она бросала в сторону второй не менее странной компании, если б могли, убивали бы. Девушка тоже была обладательницей белого халата. Чуть поодаль от этой группы стоял высоченный здоровый мужик с повязкой на правом глазу и прической, которой мог позавидовать любой панк – пряди его черных волос были разделены, заплетены в косички и во всю длину намазаны гелем, заставляя их стоять как иглы ударенного током дикобраза. На кончиках прядей висели крошечные золотые колокольчики. Мужчина окидывал зал скучающим взглядом. Поверх черной одежки на гиганте был такой же халат, стильно изодранный снизу. Защитный барьер в том месте, где он стоял, опасно потрескивал и грозил вот-вот обрушиться. На плече у очень странно выглядевшего мужчины сидела маленькая милая девчушка лет шести с ярко-розовыми волосами.
За спиной здоровяка стояли двое. Первый – лысый, с головой, напоминающей бильярдный шар, и глазами, подведенными бордовыми тенями. Второй – брюнет, стриженный под горшок, со странным шерстяным воротником и рукавом, соединёнными между собой. В углу правого глаза и на брови у него были приклеены разноцветные перышки. Это странное создание любовалось на себя в карманное зеркало, изредка окидывая Большой зал взглядами из категории: «Как несовершенен этот мир. Даже я со своей неземной красотой не в силах спасти его». На этих двоих, как и на розоволосой девочке, белых халатов не наблюдалось.
Ещё чуть далее стоял хмурый высокий и темноволосый мужчина с растрепанной прической, придающей ему диковатый вид, полоской серого скотча, приклеенной на лицо, и татуировкой, изображавшей цифру «69». В отличие от тех, кто не являлся обладателем белых накидок, у него не было рукавов на форме. Вся эта компания с удивлением рассматривала нас, пока мы с не меньшим удивлением рассматривали их.
Во втором круге находились еще более странные, как я уже упоминал, личности.
Рядом с самым барьером стоял парень примерно моего возраста с волосами колера «взбесившийся апельсин». Среднего роста, плотного телосложения, одет в такую же непонятную черную одежку. За спиной у парня висел огромный тесак почти с него размером, а в руках он крепко держал черную кошку, тиская её с каким-то маниакальным удовольствием. На рыжем парне повисли две очень колоритные девушки. Та, что была от меня справа – темнокожая блондинка с большими буфе… кхм, большим бюстом. Его верхняя часть была прикрыта белой курточкой, воротник которой почти полностью закрывал лицо, оставляя видными только челку и глаза. Её белые брюки, на мой взгляд, могли бы быть немного поскромнее, но, боюсь, если я заявлю об этом вслух, меня побьет все остальное мужское население Хогвартса.
Девушка, что висла на апельсиновом парне слева от меня, была белокожей, с зелеными волосами, такими же впечатляющими параметрами и непонятным украшением на голове, стилизованным под череп то ли барана, то ли горного козла. Одежда на ней была черным аналогом белоснежного с черной окантовкой одеяния темнокожей блондинки. Видимо, до того, как их перенесло сюда, девушки весьма активно тискали бедного рыжика.
Сзади этой троицы стояли еще двое. Высокий мускулистый загорелый парень, весь вид которого – от растрепанных голубых волос, расстегнутой куртки, демонстрирующей хорошо накачанное тело, странной дырки на животе, сквозь которую просвечивала задняя стенка магического барьера, накрашенных бирюзовыми тенями век, странного нароста на левой щеке и до скалящейся улыбочки – прямо-таки гордо выкрикивал: «Я – раздолбай!»
Второй был хрупким и болезненно бледным черноволосым парнем невысокого роста, с большими изумрудными глазами, от которых, словно следы от слез, вниз сбегали две зеленые полоски. Одетый в белые брюки по типу тех, что носил его товарищ и белую куртку, он выглядел «застегнутым на все пуговицы». На голове он носил обломок костяного шлема с рогом.
Директор и Темный Лорд встали и, пошатываясь, побрели к первому кругу, чтобы выпустить пришельцев, которые уже отошли от шока и начали хвататься за мечи. В принципе, их можно было понять. Я бы тоже схватился за палочку, если б меня выдернули из привычной среды и закинули куда-то.


Сообщение отредактировал Katherin - Вторник, 10.07.2012, 16:41
KatherinДата: Суббота, 14.07.2012, 01:24 | Сообщение # 10
Бикини Боттомский планктон
По жизни: Пролетарий
Статус: Оффлайн
Dark_Angel, автор очень-очень рад shy

Quote (Dark_Angel)
Креол Урский (именно его авторства был ритуал)

ахахах, кто бы сомневался))))


Ну, Креол он такой heart

Добавлено (11.07.2012, 23:14)
---------------------------------------------
Глава 4


За день до переноса.
Мир людей.


«Утро началось с привычного вопля папаши, влетевшего в окно моей комнаты на втором этаже, и попытки свернуть любимому сыночку шею. Ничего необычного. За последнюю пару лет это стало привычным ритуалом, и бороться с проявлениями отцовской любви я давно научился».
Парень с волосами цвета «взбесившийся апельсин», не открывая глаз, выполнил подсечку и выставил неугомонного родителя из комнаты, отправив его в полет из разбитого им же окна. Только после этого рыжик с довольным видом принял сидячее положение, потянулся и открыл глаза. Лучше бы он этого не делал: открывшееся ему зрелище напоминало самый жуткий кошмар. На его офисном кресле со всеми максимально возможными удобствами развалился ухмыляющийся Гриммджо Джаггерджак, а рядом с ним с абсолютно ничего не выражающим лицом стоял Улькиорра Шиффер. Секста и Кватра Эспада, мать их! Личные отморозки его темнейшества, императора и всея Уэко Мундо Айзена Соуске. Что могут натворить эти двое в мире людей, представить было не сложно: опыт общения с этими личностями у него имелся. Голубоволосый арранкар явно хотел реванша за проигранный бой в Уэко Мундо, тут и к Урахаре не ходи, все ясно. А вот со вторым, косящим под эмо, он не был уверен.
«Ксо! Может, свести Джаггерджака с Кенпачи? Эти явно найдут общие темы для... драк. Но зачем здесь Шиффер? Решил отомстить за обожаемого Айзена?»
- Что вы здесь делаете? Как сюда попали? – засыпал Ичиго их вопросами, отвлекая внимание и тем временем пытаясь нашарить печать временного шинигами под подушкой.
- Мы пришли служить вам, Куросаки-сама, – пафосно ответил Улькиорра, но на его слова никто не обратил внимания, потому что рыжий парень наконец-то нашел печать. С кровати он спрыгнул уже в виде бога смерти, нашаривая за спиной рукоять Зангетсу, приготовившись сражаться не на жизнь, а на смерть… и тут до его сознания дошли слова Кватры.
Временный шинигами Куросаки Ичиго идиотом не был, вернее, не всегда. Если кто-то из его многочисленных друзей или врагов начинал вести себя странно, то виноваты в этом могут быть только двое: Айзен Соуске и Урахара Киске. И если первый не без его участия отправился на перерождение, то от второго еще никто не избавился, к сожалению.
Нет! Ему точно не нужно было просить у Панамочника никаких эликсиров для улучшения памяти! Но как же без них? Ведь на носу экзамены, а он, вместо того, чтобы, как и положено примерному школьнику, грызть гранит науки, весь учебный год способствовал близкому знакомству предателей-капитанов с уже успевшим восстановиться Соукиоку. Урахара, конечно, предупреждал его о побочных эффектах, но кто о них думал, когда опальный капитан двенадцатого попросил отплатить услугой за обучение кидо? Да и кто думал, что побочными эффектами окажутся звуковые галлюцинации?
- Ээээ, ты не мог бы повторить, Улькиорра? – немного придя в себя и подобрав челюсть с пола, попросил Ичиго.
- Мы пришли служить вам, Куросаки-сама, – послушно повторил арранкар.
- Гриммджо, он это серьезно? – решил спросить у самого человечного из этого дуэта Ичиго, обеспокоенно рассматривая Шиффера.
- Серьезнее некуда, Куросаки, – насмешливо фыркнул Секста, за что тут же удостоился убийственно холодного взгляда от своего вышестоящего по, так сказать, служебной лестнице товарища, на который Джаггерджак не обратил ни малейшего внимания.
Ичиго сел на кровать, пристроил рядом с собой свое тело, из которого он ранее так резво выпрыгнул, и Улькиорра тут же устроился на полу у его ног.
- И давно он так себя ведет? – кивнул на Четвертого Эспаду он.
- Я не следил за этим отморозком. Навязчивая идея припереться к тебе с утра пораньше появилась у него со вчерашнего вечера. И не он один. Я вот, например, тоже испытываю к тебе странное уважение и желание цивилизованно с тобой общаться. Просто не всем удалось вырваться из клеток того психованного капитана. Ахр***ть, Куросаки, я раньше думал, что Заэль один такой маньяк, но после близкого знакомства с вашим капитаном двенадцатого отряда… скажем так, моё мнение о Заэле изменилось в лучшую сторону.
- Подожди, ты с его бывшим шефом не знаком, тот ещё хуже, Куроцучи хотя бы не прикидывается белым и полосатым… Что?! Не все? А кто еще? – ошеломленно спросил парень
- Халибел, Одершванк и Старк… - на автомате ответил Гриммджо, прежде чем до него дошел смысл сказанной Ичиго фразы. – Повтори, что ты сказал! Есть еще кто-то хуже?
- Да, и сейчас мы к нему отправимся. Плевать на школу, когда тут такое! Уж этот хитрозадый точно сможет сказать, что с вами случилось. Или я за себя не ручаюсь, – последнюю фразу парень проговорил скорее уж для себя. Мало ли что придет в голову излишне исполнительному Улькиорре.

По приходу в Магазинчик Ужасов, как его друзья между собой называли перевалочную станцию для шинигами между Обществом Душ и Миром живых, их постигло страшное разочарование – магазин был закрыт, и ни самого владельца, ни его домочадцев не наблюдалось. Зато на Ичиго свалилась еще одна проблема, вернее, две: на нем повисли девушки количеством две штуки, в которых он с удивлением узнал бывшую и действующую Третью Эспаду, едва не задушив бюстами.
- Куросаки-сама, – игриво прощебетала Нел, тиская апельсинового парня, – с этого дня я буду служить вам.
- Нет, это я буду служить вам, Куросаки-сама, – обиженно протянула Халибел, тиская его с удвоенным энтузиазмом.
Арранкарши выпустили уже начавшего задыхаться Ичиго и решили выяснить отношения, но их прервали самым наглым образом.
- Девочки, не ссорьтесь. Ичиго хватит на всех вас, – промурлыкала с крыши Йороуичи, как всегда, появляясь незаметно. – Мы с ним старые знакомые, если хотите, могу вам про него очень много интересного рассказать. Пойдем внутрь, Урахара оставил мне ключ.
Как ни странно, послушать захотели все арранкары, даже Гриммджо, которого временный шинигами считал на данный момент самым адекватным из этой компании.
Прислушавшись к тому, о чем вещала восторженно смотрящей на неё Эспаде принцесса клана Шихоуин, Куросаки сначала покраснел, потом побледнел, а затем дошел до ближайшего столба и с чувством начал об него биться.
- Ками, за что? – вопрошал он в пустоту между ударами.
«Я, конечно, не бог, но могу ответить. Это тебе кара за многочисленные грехи, – насмешливо протянул его внутренний Пустой. – То есть за пьянство, курение и отказ от совместной тренировки с Кенпачи на прошлой неделе».
«Ой, ну подумаешь, отметил я победу над Айзеном. Имею право, между прочим. А насчет последнего пункта обвинения скажу одно – поищи другого идиота, я еще жить хочу и желательно долго. И вообще, позови старика, у меня тут катастрофа, нужен его совет», – в ответ на это Пустой презрительно фыркнул, но просьбу исполнил.
«Ичиго», – в своей обычной манере поприветствовал его меч.
«Зангетсу, ты ведь все видел? – жалобно спросил Ичиго. – Знаешь, что с ними произошло?»
«Видел. Думаю, что твои подозрения насчет причастности ко всему этому Урахары верны. Но и Богиня Скорости тоже наверняка как-то в этом замешана. Не забывай, что Киске изгнали из Общества Душ, и только Шихоуин, как глава клана Божественных оружейников и как бывший капитан второго отряда, знает тайные проходы сквозь врата и на территорию Сейретея, что позволяет ей каждый раз беспрепятственно проникать туда, не засветившись в списках прошедших или ушедших».
«Может быть, ты и прав. Но пока я буду это выяснять, что мне делать с арранкарами?» – еще жалобнее спросил Куросаки. Он слишком надолго оставил Йороуичи с благодарной аудиторией, мало ли чего она им там расскажет.
«Как что? Ичиго, у тебя есть Эспада, которая по вине Урахары и Куроцучи желает тебе служить. По-моему, тут может быть единственный ответ».
«Да? И какой же?» «
«Расслабься и получай удовольствие, король», – мрачно захихикал его внутренний Пустой, вмешиваясь в разговор и прерывая его.
Расслабиться и получать удовольствие, значит? Им легко говорить! А то, что они все еще недавно были врагами, это ничего? А то, что Гриммджо и Улькиорра его едва не убили? И как ему теперь расслабиться и получать удовольствие? Рано или поздно действие того, чем Куроцучи опоил арранкаров по просьбе Урахары, прекратит своё действие, и он и Нел останутся один на один с жаждущими их смерти чудовищами. А это значит, что им как можно скорее нужно попасть в Общество Душ. Там целых десять капитанов, которым, поднатужившись, вполне по силам справиться с практически любой угрозой.
Расслабиться и получать удовольствие, значит? Что ж, он это умеет.
Пинком распахнув дверь в магазинчик, Ичиго еще сильнее, если это вообще возможно, нахмурился и бросил:
- Все за мной. Ты тоже, Йороуичи.
- Да? С какой это стати?
- Ты идешь со мной, – в голосе Ичиго появились металлические нотки, почти такие же, как когда он надевал маску Пустого.
- Тогда поймай меня, Клубничка-кун, – подмигнула ему женщина, обернувшись вокруг своей оси, превратилась в кошку и скрылась в шунпо. Только горка одежды напоминала о том, что здесь появлялась Богиня Скорости. Вздохнув, временный шинигами исчез тем же способом, отправившись вслед за ней. Переглянувшись, арранкары бросились догонять этих двоих.
История умалчивает о том, каким образом Ичиго все-таки сумел поймать принцессу Шихоуин, тем самым осуществив давнюю мечту Кучики Бьякуи. Также она умалчивает, как он заставил её открыть проход в Общество Душ, но факт остаётся фактом: в проход они вошли, а вот вышли совсем не там, где планировали.

За два дня до переноса. Вечер.
Общество Душ. Территория двенадцатого отряда. Главный офис.


Куроцучи Маюри с подозрением рассматривал посылку, переданную ему Урахарой через Шихоуин Йороуичи. Небольшая картонная коробка, в которой лежал флакончик с какой-то подозрительной жидкостью и коротенькая записка.
«Куроцучи-кун, не поможешь мне с одним довольно забавным экспериментом? Я слышал, что после твоих опытов выжила только часть Эспады, добавь каждому в еду по несколько капель из флакона и завтра утром позволь им сбежать. Гарантирую, смертей и разрушений не будет, зато повеселимся. Главное, не переборщи с дозировкой препарата», - гласила она. Подписи не было, но авторство записки не вызывало сомнений. Рисунок, изображавший забавную рожицу в полосатой панамке – её действительно написал Урахара.

- Хм, для чего же эта гадость? – задумчиво пробормотал главный маньяк-ученый двенадцатого отряда, просмотрев анализ списка ингредиентов, использованных бывшим командиром. Ни один из опытов не смог выявить, для чего используют препарат, а это значило, что ему придется-таки подлить его арранкарам. Но вот в какой пропорции? Если добавить больше, эликсир начнет действовать раньше и сильнее, и тогда он сможет раньше Урахары вычислить и получить результат эксперимента. Обскакать бывшего шефа, с которым его всегда мысленно сравнивали и который, чего уж скрывать, был гораздо гениальнее, - давнишняя мечта Маюри.
- Эй, Нему!
- Да, Куроцучи-сама? – в кабинет капитана двенадцатого отряда заглянула лейтенант.
- Прикажи добавить это в еду и питье Эспады, – в руки девушки незамедлительно полетел флакончик Урахары.
- Дозировка? – деловито спросила лейтенант, рассматривая препарат на свету.
- Весь в равных пропорциях. И поставь кого-то следить за малейшими изменениями их поведения, – приказал Маюри.
- Слушаюсь, Куроцучи-сама, – поклонилась Нему и вышла.

Наутро, придя покормить арранкаров, рядовой двенадцатого отряда обнаружил пустые клетки Эспады. Не было даже Старка, которому иногда и есть лень, не то что двигаться, и распадающегося на духовные частицы шинигами, которого по приказу Куроцучи Нему поставили наблюдать за поведением обитателей карцера.
Тут же были оповещены остальные отряды и на поиски отправлены заскучавшие на рутинной работе капитаны с лейтенантами. Только с Зараки отправились еще и его так же оригинально мыслящие офицеры.
Вот только до мира живых, куда, по показанию всех датчиков и артефактов, направилась Эспада, карательный отряд шинигами так и не добрался. В переходе между двумя мирами их что-то захватило и выкинуло в странный круг, огороженный защитным полем. Чуть позже в соседнем поле появился временный шинигами Куросаки Ичиго со сбежавшими арранкарами, женская половина которых повисла на нём и отпускать явно не собиралась. Отсутствовал только Старк.
На руках рыжий парень держал Шихоуин Йороуичи, почему-то находящуюся в виде кошки, и отчего-то с маниакальным удовольствием тискал её так, что у неё глаза на лоб вылезли.


Сообщение отредактировал Katherin - Суббота, 14.07.2012, 01:24
Rikudou-Sennin Clan Форум » Открытый мозг, покрытый пылью... (с) » Приют графомана » Враг моего врага... (Кроссовер Гарри Поттера и Блич)
Страница 1 из 11
Поиск:

ЧАТ
500