[ Вход · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 5 из 5«12345
Модератор форума: Key_Lo 
Rikudou-Sennin Clan Форум » Открытый мозг, покрытый пылью... (с) » Приют графомана » Naruto/ КОРОЛИ (мега-произведение...)
Naruto/ КОРОЛИ
Key_LoДата: Понедельник, 21.03.2011, 02:36 | Сообщение # 61
Лис Зверополиса
По жизни: Бэтмен
Статус: Оффлайн
Глава 48

Когда ты рассказываешь, как тебе плохо и как тебя не понимают, до жути хочется развернуться и уйти. Я ведь тоже тебя не понимаю. Тоже порой говорю тебе неприятные вещи, обижаю и едва сдерживаюсь, чтобы не ударить… Сейчас опять хочется сжать пальцы в кулак, то ли от злобы, то ли от безнадежности всей ситуации… Сердце внутри жжет, словно раскаленный уголь. Кажется, оно скоро треснет от жара и рассыплется. Таково мое отношение к твоим словам. К абсолютно любым, понимаешь? Мир ли таков, или виноваты мы сами? Жестоко или просто не по-человечески? Кто ты, что бы решать чего стоят мои действия или решения, когда смотришь сквозь собственный эгоизм? Или кто я, когда не собираюсь слушать твои умозаключения?
Мир не крутится вокруг нас и не считается с нашей наивностью. Он сам, как маленький наивный ребенок. Хрупок и жесток. Эгоистичен до безобразия. Порой целой жизни не хватит, чтобы понять его элементарность, его суть. Что по сравнению с этим твои жалобы… когда даже я не могу понять, что мною движет? Толи месть, толи желание доказать, что я лучше. Словно во мне две души и две личности, словно на мир смотрю двумя парами глаз… и никак в себе не найти равновесия. Будто я балансирующий на тонкой нити клоун с сотней масок за пазухой...
* * *
Лабиринт. Куда бы ни свернул — сплошь одинаковые коридоры. Страх с каждым метром становится все ощутимее, желание выбраться — все крепче. Звуки быстрых шагов бесследно исчезают в темной, безжизненной толще каменных стен, вежливо уступая неестественной тишине свое место. Бежать в таком темпе было не столь тяжело, сколь привычно. Отчего-то вспоминались тренировки, еще до начала первых миссий. Когда он и не осмеливался желать владеть хотя бы одним из клинков знаменитых мечников. Кажется, это было так давно, что невозможно припомнить лиц преподавателей и тренеров. Хотя Суйгецу был уверен, увидь он их сейчас, без промедления узнал бы. Но вот узнали бы его? После того заточения у саннина? После всех приключений с семейством Учиха да и Конохой в целом? Парень не знал. Он просто бежал на сколько хватало сил и легких, держа за руку Карин, останавливаясь у каждого поворота, прислушиваясь и всматриваясь в темные узкие проходы коноховского убежища. Будь он на месте Хокаге — убил бы и себя и Карин. Не пустил бы в убежище. В крайнем случае, не допустил бы бегства пленников.
Можно ли причислить его и Карин к преступникам? После убийства Сакеру Харуно и еще парочки шиноби — легко. Да и скрыться после такого им вряд ли удалось бы, особенно в их нынешнем состоянии.
Неожиданно мысль, которую он так старательно запрятал подальше, опять взбудоражила. Недавнее уповающее ощущение силы как рукой сняло, уступив место слабости, гулко бьющемуся в груди сердцу и учащенному дыханию. Словно из жил выкачали всю кровь. Суйгецу не знал, как он сейчас выглядел, но Карин смотрелась страшно. Словно что-то испепеляло ее изнутри, с каждым мигом делая все слабее. Сам же парень, после пережитого воздействия Мадары и глотка крови Карин, чувствовал себя немного лучше. Но не настолько, чтобы сражаться. Тяжелое тело и тяжелые мысли…
Невольно скрипнул зубами, вспомнив Учиху… А точнее, он неожиданно опять пережил то чувство, когда старый засранец с легкостью управлял его сознанием и телом. То, что Мадара сумел руководить ими, лишь усугубляло ситуацию. Ходзуки Суйгецу понимал: шансы скрыться от этого человека ничтожно малы. Неосознанно сжал ладонь Карин крепче и ускорил шаг. Девушка вскрикнула, тем самым приводя чувства напарника в норму.
Остановился, тяжело вздохнул и внимательно оглянулся. Выложенные отшлифованными каменными глыбами, стены выводили к некому подобию перекрестка. Остановившись позади Суйгецу, Карин резко высвободила из его ладони свою руку и раздраженно потерла ее. Мелькнула мысль, что завтра на запястье проступят синяки от сильной хватки напарника. Расслабившись, привычно потянула носом, пытаясь прочувствовать чакру. Запахи отсутствовали, на миг появилась ассоциация со стерилизацией инструментов перед операцией. Невольно вздрогнув, девушка недовольно качнула головой. Опустошенные коридоры будоражили сознание. Людей не было. Словно стерлись все следы их пребывания здесь.
— Подозрительно тихо, — чуть слышно прошептал Суйгецу, выглядывая из-за поворота и изучая коридор. Девушка прижалась к стене за его спиной и вновь попыталась активировать свои сенсорные способности.
— Мы можем переодеться в коноховцев. Замотаешь себе руку, чтоб не было видно кольца… — продолжал тем временем Ходзуки. Тишина его напрягала, появилось ощущение неправильности всей ситуации. Эти тоннели и коридоры явно не были заброшенными.
— Без толку, — не согласилась Карин, в который раз признаваясь себе, что у нее ни черта не получается. — Догадаются.
— Ты их явно переоцениваешь, — Суйгецу опять схватил напарницу за руку и потянул за собой в только что «изученный» им коридор. — Я не знаю, куда все подевались, но это наплевательское отношение к нам их не особо красит, — прошептал он, неслышно ступая по чистенькому отшлифованному полу из какой-то горной породы.
— Не нравится мне все это, — поморщила носик Карин, в который раз смотря на кольцо, которое украшало ее руку…
Камень мерцал в свете неярких электрических ламп, свисающих с потолка, притягивая к себе внимание. И уже казалось, что не свет отражается в его гранях, а кристалл сам излучает пульсирующее сияние, тревожа и волнуя все ощущения. Чувство опасности неожиданно возросло до предела. Там, откуда они только что пришли, что-то дико заскрежетало, а потом громыхнуло. Не успела Карин опомнится, как Суйгецу резко прижал ее к стене. Туннель тряхнуло и с потолка посыпалась каменная крошка. Прижавшись к девушке, Суйгецу крепко ее обнял, неосознанно пытаясь защитить. Карин, вцепившись в его одежду пальцами, вся дрожала от страха, полностью осознавая сейчас свою беспомощность.
Закончилось все так же неожиданно, как и началось. После нескольких минут абсолютной тишины, замершие в крепких объятиях ребята, наконец, осмелились шевельнуться. Слегка ослабив хватку, Ходзуки на миг задержал взгляд на побледневшем лице подруги и, смутившись, резко отошел. Осторожно выглянул в коридор, из которого ранее донося взрыв. То что он увидел буквально повергло в легкий шок. Коридор, которым они буквально несколько минут назад уже проходили, заканчивался тупиком. Хватаясь за бок, Суйгецу чуть наклонился вперед, не веря собственным глазам, а потом растерянно взглянул на Карин. Девушка же, схватившись руками за растрепанные волосы, буквально вся cжалась. Камень на ее ладони светился неистовым светом.
Далее шли, буквально крадучись. Тишина давила на барабанные перепонки. В воздухе начал витать удушливый запах гари, пыли и крови. Чем ближе подходили к месту стычки, тем ярче светилось кольцо Карин. Прижав указательный палец к губам, Суйгецу многозначительно взглянул на напарницу, и лишь после этого они выглянули из-за поворота. Стены были в подпалинах и запекшейся крови, на полу валялись кунаи и мечи.
Никого не было.
— Идем, — едва слышно проговорил Суйгецу, подбирая с пола один из кунаев и пряча его в подсумок, ранее позаимствованный у кого-то из людей Сакеру. Девушка лишь молча качнула головой, переступая кровавую лужу. Судя по всему стычка произошла совсем недавно. Взгляд ее карих, поблекших от усталости глаз, остановился на горящей электрической лампочке, забрызганной кровью. Буквально спустя несколько метров какие-либо следы стычки обрывались, словно были стерты.
— Не могли же они все исчезнуть, — неосознанно прошептала девушка, опять пытаясь активировать свои сенсорные способности. Безрезультатно. Коснувшись ее плеча, Суйгецу кивнул головой, намекая, что не время стоять. Он был прав. Следуя за ним, Карин невольно позавидовала, насколько быстро он восстановил силы. Она же слабла с каждой минутой. Наверное, ее напарник это понимал, иначе как объяснить его поведение?
Опять свернули. На сей раз, коридор с обеих сторон пестрил ровными рядами деревянных дверей. Здесь электрический свет был ярче, а ламп больше. Аккуратные рельефные узоры на каменной поверхности стен наводили на мысль, что это был жилой блок. Хотя, девушка могла и ошибаться. Проходя мимо них, ребята видели, что некоторые из них открыты внутрь. Комнаты напоминали бездонные пустые каменные мешки.
Идя вперед, полностью отвлекшись на свои переживания, Карин, не заметила, как Суйгецу остановился, и налетела на его спину… Ничего не понимая, она выглянула из-за его спины и поджала губы.
— Тупик, — бесцветным голосом констатировал юноша, осторожно прикасаясь ладонями к каменной кладке. — Не гендзюцу. Поворачиваем. Выход, скорее всего, спрятан за какой-то из дверей.
— Мне показалось или температура повысилась? — обернувшись, Карин расстегнула верхнюю пуговицу своей рубашки, и попыталась подавить нарастающую панику. Колени дрожали от слабости. Казалось, она больше не сможет идти.
— Это не похоже на обычный тупик… — развела она руками, складывая в уме все один к одному. Ее голос предательски дрожал.
— Молчи, — резко отрезал парень и быстро направился обратно, попутно открывая все двери. — Чего застряла? Ищи! — крикнул он раздраженно.
Девушка бесстрастно взглянула на ладонь, украшенную перстнем, который в это время безжалостно поглощал всю ее чакру. Она начинала понимать, почему он светится с каждым мигом ярче и от чего эти коридоры были пусты.
— Да что с тобой?! — подскочив к ней, Суйгецу больно схватил ее за плечо и толкнул к стене. — Совсем мозги отшибло?! Или ты здесь загнуться хочешь? — махнул он рукой в сторону. — Ищи давай!
— Жарко… становится, — еле слышно прошептала она, отводя взгляд в сторону и сползая по стене на пол. Сил больше не было. Юноша замер, прислушиваясь к своим ощущениям.
— Действительно, — хмыкнул он, поворачиваясь к ней спиной, — может.. там механизм, открыть надо… — и со всего духу кинулся в сторону перегородки…
Из-за поворота доносились глухие удары чего-то о стену и его матерщина.
— Не долби стену, придурок… я не смогу залечить твои разбитые костяшки… — прошептала она, смотря на издевательски светящийся перстень, в пол уха слушая словоизлияния напарника. Становилось откровенно горячо. Ослабшими пальцами Карин кое-как расстегнула оставшиеся пуговицы на рубашке и отерла ее полой взмокшее лицо.
Неожиданно потолок по всему периметру коридора заискрился завитками сложной печати. Лампы с характерным звуком полопались, погружая помещение во тьму. За поворотом послышался слабый стон, но и он вскоре оборвался. Лишь камешек на кольце девушки лучился, хоть немного позволяя видеть. Еще через несколько мгновений узоры на стенах во всю уже светили раскаленным красным, полностью выдавая свое предназначение… Деревянные двери полыхнули…
— Знаешь на что это похоже, Суйгецу? — спокойно вымолвила Карин, охрипшим, дребезжащим голосом, словно старая дряблая старуха, чувствуя, как ее собственные легкие наполняет уже раскаленный воздух. — На дезинфекцию…
Суйгецу не ответил.
* * *
— Прием, объект сто тридцать семь, северный блок зачищен.
Смотря на настенные часы, Шикаку Нара молча снял радио-наушник и, в который раз взглянул на карту, расстеленную на столе. Пометив красным карандашом один из объектов, опять приложил наушник к уху:
— Переходите в северно-западный блок. С группой Харуно связь установили?
— Никак нет.
— Продолжайте поиски, — велел он и перевел взгляд на дверь, услышав, как она скрипнула.
— Вас понял.
Отложив наушник, Нара хмуро взглянул на замершего в проходе Шиноичи. Подойдя к столу, Абураме аккуратно разложил перед напарником три металлических пластины с изображением символа скрытого листа и присел на свободный стул, заложив ногу на ногу. Казалось, он внимательно следит за реакцией напарника, разглядывающего его неутешительную находку.
Шикаку потребовалось несколько секунд, что бы понять. С досады скрипнув зубами, он вопросительно уставился на друга:
— Где?
— Северо-восточный блок. Почти у выхода. Всплеск чакры неопределенной структуры, — не спеша вымолвил Абураме и, сняв очки, устало потер пальцами веки. — Нападающих предположительно двое. Вероятнее всего, скрылись в западном блоке. Ориентировку уже дал.
— Там уже зачищено, — просипел Нара, отрешенно смотря на протекторы. — Сакеру?
— Не могу знать. От них мало что осталось, — тихо ответил Шиноичи.
Сложив руки в замок, Шикаку склонил голову. Бессознательное состояние Хиаши, смерть Цунаде и Чомару… теперь это.
Абураме чуть подался вперед, рассматривая карту. В следующий миг из окошка воздуховода, находящегося под потолком, вырвался рой мелких мошек и вмиг скрылись за пазухой Шиноичи.
— Объект сто тридцать восемь. Две жертвы. Найдено личное оружие Харуно, — бесстрастно отчеканил он. Шикаку поднял голову, слегка нахмурив брови. Из наушника затрещало.
— Прием, помещение сто тридцать восемь, северо-западный блок, зачистка проведена…
* * *
Где-то неподалеку раздавалось монотонное тиканье часов. Осторожные шаги были почти неслышимы. Внутри помещения было темно. В воздухе пахло озоном, словно совсем недавно здесь пробежал разряд молнии. Автоматически наводило на мысль, что шиноби, владеющей этой стихией, был довольно силен. Прислонившись к стене, Наруто внимательно взглянул на Шино.
«Я иду вперед, жди здесь», — мысленно велел он, проходя еще несколько шагов и поворачивая за угол.
«Моим жукам не доверяешь?» — усмехнулся Абураме, оглядываясь назад. Ханаби тихо подошла сзади, внимательно смотря по сторонам.
«Я же не знаю, что именно они тебе говорят», — парировал Узумаки, оглядывая пустой коридор. Здесь было светлее. Свет лился из дальних помещений. Уже можно было разглядеть и коврик на полу, который глушил шаги, и изображения на картинах. Даже паутину, свисающую с потолка и кровавую полосу, тянущуюся вдоль стены: «К тому же своими глазами увидеть удобнее, чем сто раз услышать», — добавил, открывая ближайшую дверь и заглядывая внутрь. Cудя по обстановке, то была на оружейная комната. Пробравшись внутрь, юноша сразу же двинулся к оружейному шкафу, проверить замок. Заперто. В принципе, все было именно так, как передали клоны.
«Может лучше Ханаби еще раз на все глянет, раз ты жуков не понимаешь?» — ступив несколько шагов вперед, Шино осторожно выглянул из-за угла, но никого не увидел: «Ты где? Тебя не вижу я».
«А ты стой, где стоял, — повеселел Узумаки и, бегло осмотревшись, вышел из комнатушки и двинулся дальше по коридору. Чем дальше он заходил, тем отчетливее ощущался запах крови и озона: «А раз Ханаби раньше ничего здесь не увидела, то и сейчас не заметит. И вообще…»
Открыв дверь, в которую упирался коридор, Наруто бесшумно проскользнул внутрь: «Мне она не нравится. Странная она».
Сейчас было ощущение полного дежавю. То, что раньше он видел глазами собственного клона, сейчас предстояло увидеть воочию.
Десятки ламп светили высоко под куполообразным потолком. Стены были задрапированы алыми шелковыми тканями и украшены фресками. Столы, которые ранее, скорее всего, стояли в определенно заданном порядке, теперь были перевернуты или поломаны. Лишь тяжелые кожаные кресла все еще были на своих местах. Ковер был заляпан кровью и весь в подпалинах и песке. Деревянные резные опоры, упирающиеся в потолок, закрывали собой большую часть картины.
«Ты ничего не забыл?» — тем временем мысленно отвлекал его Абураме, оглядываясь на Ханаби. Судя по всему, заявления Узумаки она не услышала.
«Напомни», — закрыв за собой дверь Наруто, уверенно прошел вглубь помещения. Где-то здесь должен был находиться труп Акацки, который увидели его клоны.
«Я знаю, где артефакт, ты — нет», — убийственным тоном закончил Шино.
Склонившись над трупом мужчины, Наруто мысленно фыркнул.
«Я джинчуурики, меня убивать не будут», — заметил он, расстегивая черный плащ покойника и осматривая внутренние карманы. Найдя связку отмычек, не раздумывая, спрятал их в подсумок.
«Это мародерство, между прочим», — сощурилась Ханаби, следя бъякуганом за Узумаки: «Глупо у парня получилось. Он забирает артефакт у наших, а сам дохнет от ран».
«Нам же на руку», — улыбнулся Наруто. У него определенно поднималось настроение. Обыскав труп, он выудил из потайного кармашка небольшой кожаный мешочек. Не долго думая, развязал его. Внутри оказался ничем не примечательный хрустальный шарик, размером с персик. Совсем по-детски улыбнувшись, Наруто начал вертеть артефакт в руках. Как-то вмиг все стало просто и легко.
Абураме, получив очередную порцию информации от своих жуков, снял очки и вытирая их о штаны, пристально взглянул на Ханаби:
— Мне это совсем не нравится, — прошептал он. Девушка не ответила, пристально следя за действиями джинчуурики. Неожиданно тот подкинул артефакт в воздух и, подпрыгнув, поймал его.
— Должен быть какой-то контейнер, в котором эта штуковина транспортировалась, — хмуро предположила она.
«Эй, Наруто, поищи коробку к этому шарику. Может контейнер, или шкатулка какая», — позвал Шино, оглядываясь на выход из здания. Наруто не ответил. Странное ощущение, появившееся миг назад, настораживало и не давало покоя, да и насекомые что-то больно засуетились.
— Кто-то еще есть… — неожиданно прошептала Ханаби, прежде чем зажмуриться и повалиться на землю, буквально задыхаясь. Абураме сполз по стенке на пол, тяжело дыша, не понимая, что происходит.

Поскользнувшись на влажном от крови ковре, Наруто шлепнулся на пол. Кулон выскользнул из-под футболки, глухо стукнулся о ворсистую поверхность. Артефакт, покатившись по ковру, словно притянутый магнитом, описал дугу и остановился рядом с кулоном. Наруто удивленно моргнул, следя за тем, как обе вещи засветились пульсирующим изумрудным светом. Перед глазами все закрутилось:
«Шино… здесь странное что-то…» — едва осознавая себя, мысленно прошептал он, чувствуя, как ускользает сознание. Ответа ему так и не последовало.
* * *
Подземелья под Конохой. Целый мир, состоящий из множества ходов, переходов, пролетов и тоннелей, безжизненных каменных стен. Говорят, что их построили так давно, что уже мало кто знает о реальной цели их создания. Во времена Первой и Второй Великих войн ниндзя предполагалось, что они будут служить для защиты. Но проходили годы, и о так называемой “Второй Конохе” забыли. Однако, тот факт, что в этой части города казематы были относительно новыми, наводил на мысли о том, что не всеми сюда была забыта дорога.
Зал, в который приволок своих пленников Мадара, был несколько странным. Пол, словно прогнувшись, уходил вниз. Большая часть его была залита водой и невозможно было понять, насколько же глубоко здесь на самом деле. Воздух был горячий, но не спертый, как это бывает в закрытых помещениях. По водной глади шла легкая мерцающая рябь, отражая на своей поверхности светящиеся изумрудным светом стены. Свод терялся в темноте высоко над головой, из-за чего у Шизуне невольно возникал вопрос: насколько же они углубились в эти казематы? Казалось, здесь сам воздух мерцал. Возникало ощущение, что они находятся внутри некой иллюзии.
— Наконец то… — подняв руки над головой, Учиха сжал пальцы и глубоко вздохнул. Цель, к которой он так долго шёл, была почти рядом. Оставалось дождаться, когда артефакты будут доставлены.
Данзо стоял молча, поджав бледные губы и явно намериваясь противостоять предводителю Акацки. Мадару это нисколько не беспокоило. Наоборот, это его даже забавляло, как будто Данзо был не лидером Корня, а его личной, Учихи, личной игрушкой. Его взгляд метнулся к дальнему концу зал, словно он ожидал оттуда чего-то.
Схватив за шиворот обеих пленников, бесцеремонно поволок их туда, насвистывая при этом простенький мотивчик. Ледяная вода хлюпала под ногами и разбегалась мелкими волнами, мутнея от поднятой грязи и капающей в нее крови. Сначала она доходила до щиколоток, потом до колен. Шизуне судорожно дышала от контраста ощущений, чувствуя, как от холода буквально сводит кости, а легкие наполняет горячим воздухом. Раны, нанесенные ей Данзо, ныли пуще прежнего, сводя с ума. Споткнувшись об что-то, женщина едва не упала, но была вовремя поддержана вмиг окрепшей хваткой Мадары.
Учиха остановился, лишь когда достиг исполинской решетки, больше напоминающей торчащие в ряд трубы нежели створки клетки. Вода доходила почти до пояса и исчезала в непроглядной тьме прямо за прутьями. Оттуда буквально веяло ужасом. Послышался свист, после чего всех троих обдало горячей волной смрада и зловония.
Шизуне чихнула. Данзо и дальше стоял, подобно истукану. Мадара лишь усмехнулся, после чего толкнул едва стоящую на ногах пленницу к решётке. Больно ударившись о металл, женщина тихо вскрикнула и сползла по прутьям в воду почти по плечи. За ограждением снова что-то натужно прошумело, и людей опять обдало горячим воздухом. Голова кружилась от постоянного мерцания перед глазами. Слабо подняв голову, Шизуне заглянула в сгустившуюся за прутьями тьму и невольно вздрогнула, когда оттуда на нее взглянули два огромных глаза, едва различимые в темноте…
В мозгу словно что-то взорвалось, неистово требуя убираться отсюда подальше. Но если бы эта женщина хоть раз шла на поводу инстинктов... Протянув руку через ограждение, Шизуне неожиданно поняла, что тьма и не тьма вовсе, а пар. Ледяная вода, залившая зал, попадая в клетку, испарялась в мгновение ока. Тварь, находящаяся внутри засопела и моргнула, не в силах пошевелиться.
— Чудесно выполненное подавление, Данзо-кун, — наконец прошептал Мадара, даже не смотря в сторону предводителя Корня. — Вижу, вы полностью выполнили наш уговор.
Шизуне испуганно посмотрела на старика, начиная догадываться.
— Никакого уговора не было, — сквозь зубы процедил Данзо. Учиха только тихо рассмеялся и взглянул вверх, где створки клетки были перетянуты полотном с изображением одной из мощнейших печатей.
— На самом деле, Данзо-кун, договор уже не имеет никакого смысла, после того, что ты сотворил с моим кланом. Я слишком зол, что бы убить тебя сейчас, — понизил он голос. — Поглоти ее….
Алый огонек вспыхнул в глазах запечатанной твари, Шизуне завизжала, не в силах отвести взгляд, чувствуя, как силы покидают ее… Ее собственная чакра, яркими пульсирующими лучиками потянулась сквозь прутья, на ходу вспыхивая алым. Наконец, кое-как совладав со своим телом, женщина бросилась обратно. Мадара безразлично следил за тем, как его пленница ковыляет в воде, то и дело заваливаясь в сторону, закрывая ослабшей ладонью кровоточащий бок. Чем-то она сейчас даже была похожа на марионетку с тысячей чакровых нитей, оплетающих ее тело, тянущихся своими концами к ладоням мастера кукольника.
Добравшись до края водоема, Шизуне что-то гортанно простонала и рухнула на пол, гулко ударившись головой о ступень. Вода вокруг ее тела вмиг заалела. Утробно рыкнув, тварь в клетке просунула нос сквозь прутья и облизнулась.
— Ты… — разнесся по залу дребезжащий, бесцветный возглас, от которого кровь стыла в жилах. Положив ладонь на влажный нос исполинского животного, старый Учиха усмехнулся и скинул маску.
— И я рад тебя видеть… Кьюби.
— Тебе это даром не пройдет, - наконец просипел Данзо, отступая от клетки. Улыбка Мадары стала еще шире. — Не бойся, для тебя подготовлена особая участь. Надеюсь, ты развлечешь старика напоследок… Данзо-кун.
* * *
Деревья мелькают перед глазами. И чем дальше от Зала танцующих огней, тем больше проясняется небо. Мир впереди расступается, словно серая дымка, презентуя себя в новом виде. Поддаваясь силе бъякугана и позволяя себя читать. Остановившись, Неджи дал знак Тен Тен и Року Ли. В руках девушки незамедлительно оказался один из ее свитков. В следующий миг, Такахаши начала подготавливать одну из своих ловушек. Параллельно с ними, в километре отсюда прочесывала лес команда Шикамару.
— Нам нужно прикрыть за собой путь, — прошептал Неджи, изучая окрестности. — Думаю, нужно больше ловушек.
Тен Тен недоверчиво взглянула на напарника.
— Совсем рехнулся? Куда еще больше? Команда Наруто и так уже может не пройти.
— Как в Конохе, Тен, ловушку на ловушке. Узумаки пройдет.
Ли внимательно взглянул на Хьюгу, невольно припоминая свой несостоявшийся с Наруто бой. Неожиданная догадка, что бой тогда прервали не просто так, буквально поразила его. Он и так был удивлен, узнав, что Неджи и Наруто крутили какую-то аферу под носом Хокаге… но значит ли это, что…
— Тен, Акацки не та сила, которую одна ловушка задержит. Их нужно в десятки раз больше, — решил он поддержать Хьюга.
Девушка нахмурилась, переводя взгляд с одного товарища на второго. В кои то веки, эти двое спелись.
— Или может, вы знаете что-то такое, что не известно мне? — невольно поинтересовалась она. Ли и Неджи переглянулись.
— Помнишь, совсем недавно Хокаге подняла нас для поисков Наруто за пределами Конохи? — подсказал Ли. Девушка кивнула и невольно вскинула брови.
— Это когда ты его на бой вызывал? И Ямато-сенсей между вами деревянный блок поставил?
— Именно, — кивнул Неджи, догадываясь, к чему клонит его напарник.
Неожиданно в сорока метрах от них сработала одна из ловушек. Не узнать Узумаки в его ярком оранжевом спортивном костюме было невозможно. Мелькнув среди деревьев, он кувыркнулся в воздухе, проскользнув между натянутыми в воздухе нитями и, оттолкнувшись от тоненькой веточки, резко метнулся в сторону. Следом за ним в мощном прыжке пролетел Шино, а несколькими минутами позже юркнула Ханаби.
Тен Тен во все глаза следила за их продвижением, не в силах оторвать взгляд. Чем ближе приближались ребята, тем отчетливее было видно все нюансы их действий…
В тот день, когда Узумаки едва не подрался с Роком Ли, был сильный ливень, и даже без всяких доудзюцу отчетливо было видно, что он не просто бежит по воздуху. Тогда Такахаши долго не могла сообразить, что же она видела на самом деле. Сейчас же, когда Узумаки, обходя ее замечательные ловушки, буквально на цыпочках бежал по листьям деревьев, девушка неожиданно для себя поняла, чем же он занимался тем днем неподалеку от Конохи. Тренировки, подумать только… Как он вообще додумался так тренировать контроль чакры?
Спустя пятнадцать минут, Узумаки уже прыгал от дерева к дереву, в направлении соляной шахты. Зал Танцующих огней остался далеко позади. В потайном кармане покоился хорошо укутанный артефакт. В принципе, пункт ранее оговоренного плана насчет поиска этой вещички был выполнен. По правую руку от Наруто бежала Хьюга Ханаби, по левую — Абураме Шино. В нескольких десятках метров от них двигалась команда Неджи, а с земли прикрывала команда Шикамару. Техника «голос» была активирована, и ребята запросто могли переговариваться между собой с помощью обычной мысли. Вот только не хотелось ничего говорить. Странное происшествие в том зале, приключившееся с Наруто, Шино и Ханаби, когда они потеряли сознание, приводило всех в немое замешательство. Можно было приписать произошедшее к одной из ловушек. Было одно «но»: ничего странного, кроме этого не произошло, если не считать необъяснимое чувство тревоги и непонятно откуда взявшуюся уверенность, что если не поторопятся, то не застанут в сохранности пары тройки друзей и второй артефакт.
* * *


чарівненько...
Key_LoДата: Суббота, 31.12.2011, 05:19 | Сообщение # 62
Лис Зверополиса
По жизни: Бэтмен
Статус: Оффлайн
* * *
Конан внимательно следила за Саске. Это было так глупо. О чем Мадара только думает? Пробираясь узким коридорчиком, женщина невольно задумалась о том, что сейчас они представляют собой неплохие мишени. Достаточно обвалить каменный свод.
— Мадара тебе не говорил, зачем нам этот сосуд Огня? — неожиданно спросил Саске. Конан невольно улыбнулась. Конечно, этот мальчишка не мог не знать. Скорее проверял, знает ли она сама.
— “Будущему Учиха следует предстать перед духами”, — загадочно ответила она, цитируя то, что ранее ей сказал Мадара, ведь она и сама не совсем понимала, что именно от нее требовалось.
Они, наконец, выбрались в некое подобие зала. Тонкие колонны десятками возвышались над головой, чередуясь со сталактитами и сталагмитами. От них и от стен исходило странное свечение. Все вокруг мерцало слабым изумрудным светом, буквально завораживая взор.
Проходя все дальше, Саске вслушивался в окружающую их с Конан тишину и пытался понять, в чем же подвох. В памяти в который раз прокручивался тот миг, когда сухое поваленное дерево задрожало и зашевелилось, словно на миг приподнятое и кинутое обратно. Почему-то не оставалось сомнения, что вход в святилище находится именно там.
— Не нравится мне это место, — заметила куноичи, когда они остановились у испещренной письменами стены. — Словно оно чакру высасывает.
Саске нахмурился, прикасаясь к светящейся стене ладонью.
— А оно и высасывает. Священный камень, — тихо вымолвил он, читая текст, выдолбленный на каменной поверхности. — Помнится, у нас в клане в семейной усыпальнице был такой, мать называла его камнем духов.
— Да ну? — Конан отсутствующим взглядом посмотрела на него. — На соляную шахту больше похоже , — заметила она, далее разглядывая свисающие с потолка пещеры белесые наросты сталактитов. Юноша сделал вид, что не услышал в ее голосе скептицизма, с интересом всматриваясь в текст.
— А еще порошок из него добавляют в сплавы для оружия, для лучшей проводимости чакры. Но не знал, что Коноха стоит рядом с их залежами.
От смотрения на светящиеся буквы глаза разболелись. Все же стоило их еще поберечь. Не дочитав до конца историю о столкновении кланов Учиха и Сенжу, Саске оглянулся в поисках входа в храм, или что там еще было. Судя по каменной стеле, он должен был быть где-то здесь. Но вот где именно этот вход, Саске понятия не имел…
* * *
Призрачное пламя колыхалось, искрилось, словно вырываясь из горлышка глиняного сосуда. Оно не дарило ни тепла, ни холода, наполняя помещение вокруг себя ярким бирюзовым светом и глубокими, бездонными тенями.
Сосуд находился в центре каменного возвышения, подле которого лежали останки двух древних воинов. Тени скользили по нему и останкам, словно живые, сотворяя причудливую картину, завораживая.
Поверхность стен, пол, — здесь абсолютно все было пропитано этим светом. Где-то высоко над головой в изумрудной искрящейся темноте терялся свод. Верхушки десятков тонких резных полупрозрачных колонн, поддерживающие этот невидимый купол, убегали в бесконечную темень. Тишину, что полноправно властвовала в этом помещении на протяжении уже многих десятилетий, нарушал лишь неразборчивый шепот, доносящийся из уст стоящей на коленях девушки. Сакура слушала молитву Хинаты в пол уха. Можно сказать, что она вообще старалась не слушать.
Бегло осматривая помещение, она была полностью поглощена своими страхами и мыслями. Харуно действительно боялась того, что произошло, и того, чему только было суждено сбыться. Взгляд скользил вдоль испещренных узорами и непонятными письменами стен. Это место было наследием прошлого, реликвией, каждый миллиметр поверхности которого был пропитан историей . Волнение нарастало.
Именно здесь Данзо рассказал Сакуре Харуно одну из самых старых тайн Конохи. Здесь велел убить Наруто и Саске. Здесь же посвятил в настоящую деятельность Корня, и все для того, чтобы быть убедительнее. Касаясь рукой полупрозрачной колонны, девушка невольно вздрогнула, подумав о том, что это место может быть уничтожено. Тяжело вздохнув, она провела ладонью вдоль шершавой поверхности колонны, очерчивая пальцами едва различимую нить. Ловушка была исправна. Сакура надеялась, что до этого не дойдет и для поимки Саске и Конан хватит того, что она оставила в коридоре перед единственным входом в гробницу. Если удастся, можно даже поймать Конан в гендзюцу. С Саске же будет сложнее. Мысль была прервана неожиданно наступившей тишиной. Сакура настороженно обернулась. Хината как раз поднималась с коленей. Ее лицо было непроницаемым.
Закончив молиться, Хьюга на миг задержала взгляд на сосуде. Было глупо считать, что перед ней атрибут сверхъестественный. Достаточно было активировать бъякуган, чтобы увидеть, как в глиняной посудине клубится и пульсирует чакра, что стены помещения пронизаны тысячами прожилок и каналов, доставляющих живую энергию к сосуду. Концентрация же силы внутри него была просто уму не постижима. Вся система зала вместе с сосудом была похожа на оружие, иначе предназначения всего этого Хината понять не могла. Кто бы ни придумал это, он был гениальным человеком.
— Хината, ты закончила? — позвала Сакура. Ее голос был непривычно тих и серьезен.
— Что надо делать? — не заставила себя ждать Хьюга, поворачиваясь к подруге.
— Надо отвлечь Конан, — сощурила свои зеленые глаза та. - Если получиться - убить.
— Я поняла, — кивнула Хината и невольно вздрогнула, увидев, как посуровело лицо Сакуры. Взгляды обеих девушек вновь обратились к сосуду. Эту вещь надо было защитить. Оставалось надеяться, что они не ошиблись, и ребята действительно вскоре придут сюда, потому что подмоги из Конохи ждать было бессмысленно. Те люди, которые были направлены сюда, уже уничтожены.
— Ни пуха нам, ни пера нам, — тяжело вздохнула Сакура, крепче сжимая кулаки, точь-в-точь копируя Наруто. Хината улыбнулась и, обхватив лицо подруги ладонями, прижалась к ее лбу своим.
— К черту.
* * *
— И десяти минут не прошло, как ты очнулся… даже не интересно, — вымолвил кто-то до боли знакомым голосом. Открыв глаза, Наруто взглянул в ту сторону, откуда донеслась реплика. Он все еще находился в Зале Танцующих Огней. Руки не были связаны, похоже он лежал на том же месте где и потерял сознание. Напротив него, сидя на столе, разглядывал хрустальный шарик Саске. Узумаки нахмурился, на мгновения замирая и пытаясь прочувствовать пространство:
— Судя…
— Судя по тому, как рассеивается моя чакра, — перебил его Учиха, — я клон. Ты это хотел сказать? — Саске, наконец, взглянул на Наруто. Узумаки приподнялся и сел, внимательно разглядывая бывшего напарника. — Ну а если короче… то привет, давно не виделись.
— Ну и чем обязан? — хмуро спросил он, замечая на шее Учихи шнурок с нанизанной на него алой бусиной.
— Забавное письмецо передал мне Сай, — без доли эмоций ответил он, замечая реакцию Наруто. — Кстати как он там? Небось, Сакура его не жалует, — и подбросив хрустальный шарик, ловко поймал его — я угадал?
— Он умер, — отвел взгляд Узумаки и, поднявшись с пола, отряхнулся.
В который раз поймав артефакт, Саске прикипел взглядом к повернувшемуся к нему спиной парню. Новость была неожиданной. Затянулось молчание.
Наруто хмурился. Запах озона все так же дразнил ноздри. А сама ситуация щекотала нервы.
— Где мои напарники? — спросил он, поднимая с пола табуретку и присаживаясь на нее как раз напротив Учихи. Саске в упор взглянул на него и, спрятав артефакт в карман, непривычно широко улыбнулся, полностью копируя мимику Узумаки.
— А твои напарники вместе с тобой отправились в храм за сосудом огня, — загадочно ответил он. Наруто невольно вскинул брови. Атмосфера в помещении с каждым мигом становилась все напряженнее.
— Как…
— Трудно догадаться? — Саске хитро сощурился, напомнив тем самым нашкодившего кота. —Я просто заложил в него твою память.
* * *
Конан осталась ждать изнутри. Саске же полез в узкий проход, хотя назвать его щелью было бы правильнее. Впереди, в нескольких десятках метров, виднелся выход. Пробираться приходилось боком, стены касались его с обеих сторон, и если бы кто сейчас захотел целить в него кунаем, то попал бы. Бумажные листочки Конан летели впереди, словно щит, защищая, но и тем самым мешая обзору. Стоило Саске пробраться внутрь щели на десяток метров, как стены задрожали.
— Давай назад! — вскрикнула женщина, перед тем как потолок обвалился, преграждая выход.
— Конан! — юноша взволновано полез обратно к завалу, стены все еще дрожали. Единственный просвет был на другом конце узкого тоннеля.
— Я в норме! Пробирайся к сосуду! — крикнула женщина. Даже не пробуя спорить, Учиха повиновался. Хотя знал, что там наверняка ждут его.
Отходя от обваленной стены и внимательно осматривая обломки, Конан невольно скривилась. Все вокруг было окутано тончайшими нитями чакры и буквально усеяно подрывными печатями, выведенными прямо на камне. Ловушку явно готовили не один час, а значит то шевельнувшееся дерево было лишь способом заманить их сюда. Надо было выбираться отсюда. Это единственная мысль, которая волновала Конан сейчас. Развернувшись, она побежала к выходу из пещеры. Неожиданно опять громыхнуло, ближайший от нее сталагмит пошел трещинами и раскололся, падая перед ней и засыпая единственный оставшийся путь. Не раздумывая, женщина молниеносно сложила печати, в один миг укутывая себя сотнями бумажных листочков, словно броней.
Закончив, она оглянулась по сторонам. Зал был небольшой, около сорока метров диаметре, закрыт с обеих сторон. Неяркое свечение все так же лилось прямо с поверхности стен. Абсолютная тишина, не было слышно даже шагов Саске за обвалом. Становилось жарко. Опершись о сталактит, Конан неожиданно для себя отметила, что тот покрыт испариной. К тому же появилось ощущение, что воздух стал влажнее. Поджав губы, женщина одернула руку и отошла от стен. Тревога нарастала. Если бумага отсыреет, она не сможет ее использовать для половины своих техник.
Неожиданно что-то мелькнуло над головой, Конан едва успела пригнуться и отскочить. Ближайший сталагмит покрылся чредой диагональных, абсолютно ровных разломов. В следующий миг, ей пришлось тут же отскочить на другое место. Каменная крошка буквально взметнулась в воздух. Заполнивший пещеру пар было уже видно невооруженным глазом.
Холодная сосредоточенность буквально поглотила сознание женщины. Сплетя пальцы в печатях, она прошептала название техники и обрушила на стены помещения вихрь бумажных сюрикенов, в попытке обнаружить противника. Тонкие, едва заметные нити взметнулись в воздухе, разрезая бумагу. Женщина не успела увернуться, и кара последовала незамедлительно. Зашипев, Конан опять отскочила. Ее противник, приземлился напротив нее. Это оказалась совсем молоденькая чернявая девчонка в невзрачной одежде. Вены вокруг ее серых глаз были вздуты.
Хьюга, трудно было не узнать. Конан скривилась и повела пальцем, посылая в девчонку сюрикены. Та даже не сдвинулась с места, а взмахнула искрящимися чакрой руками и с легкостью отбила насыщенную чакрой бумагу. Оскалившись, женщина сделала шаг назад. Эта девчонка была более сильным противником, чем та малолетка… Но не настолько, чтобы опасаться ее всерьез.
* * *
Шикамару уверенно вел свою команду между деревьев. Тоненькие полоски теней, распространяющиеся вокруг него, действовали как сенсоры, вмиг изучая и отслеживая все изменения вокруг. Некоторые из них достигали аж до команд друзей, двигающихся по деревьям высоко сверху.
Юноша был предельно сосредоточен, невольно вспоминая, как еще полчаса назад стал свидетелем того, как Абураме, Узумаки и Хьюга запросто миновали проставленные его командой ловушки. Это был серьезный удар по его гордости и мастерству. Нара усмехнулся, вспомнив, как Ино скрипнула зубами, поняв, что произошло. Чеджи лишь пожал плечами: чего ж еще можно было ждать от людей, специализирующихся на поиске?
Было за полдень, когда Шино неожиданно резко сменил курс, требуя следовать за ним. Клон Узумаки, наоборот, направился в противоположную сторону, что было весьма подозрительно. Лишь спустя какое-то время, Наруто с помощью техники «голос» мысленно объяснил ребятам о разгромленной группе коноховских шиноби, место гибели которых они просто напросто обошли…
* * *
Щель вела в просторный зал. Невольно перехватило дыхание от той неожиданной умиротворенной красоты, что вмиг окружила его. Глубокие дрожащие тени скользили по полупрозрачным колоннам. Стены, испещренные письменами, слабо искрились. Посреди зала было расположено резное, ступенчатое возвышение, на котором стоял сосуд. Пламя буквально бушевало в нем. Сакура стояла рядом с ним, повернувшись к этому сосуду лицом. Казалось, ее силуэт был очерчен призрачным ореолом. Ступив к ней шаг, Учиха невольно улыбнулся:
— Ждала меня? А как же Сай?
Показалось, или она вздрогнула? Обернувшись, Харуно вперилась в Саске холодным взглядом. Мимолетная улыбка скользнула по ее лицу, то ли горькая, то ли насмешливая... юноша не смог разобрать.
— Лучше бы ты не приходил, — прошептала она, спускаясь с возвышения.
— Помнится, в прошлый раз ты, наоборот, просила меня остаться, — насмешливо фыркнул Учиха. Яркая изумрудная вспышка осветила пещеру. Сжав в кулак искрящуюся чакрой ладонь, девушка хмыкнула:
— В прошлый раз? — буквально процедила она и, не дожидаясь ответа, резко обернулась и, обойдя возвышение, направилась вглубь зала. Саске мельком взглянул на щель, из которой минуту назад выбрался. Выбора, как такового не было. Выход все равно завален. Он двинулся следом за бывшей напарницей. Чем дальше они шли, тем глубже спускались. Сакура не говорила ни слова. Непривычно было находиться рядом с молчаливой бесчувственной Харуно, и юношу это скорее напрягало, чем удивляло.
Из зала вышли в самый обычный коридор. Шли не долго, постоянно сворачивая. То, что они зашли в тупик, Учиха понял лишь тогда, когда Харуно остановилась. То, что его загнали в ловушку, стало ясно, когда вокруг него на стенах ярким светом вспыхнули чакропоглащающие печати. Саске пошатнулся, удивленно чувствуя, как слабнет. Колени задрожали и, в какой-то миг юноша просто пал наземь, не способный даже пошевелится. В неровном, бирюзовом свете печатей он с удивлением взглянул на бывшую напарницу. Сакура стояла чуть в стороне, почти в тени. Выражение ее лица было непривычно бесстрастным.
— Я тебя ненавижу, — сказала она абсолютно спокойным голосом, когда печати на стене начали угасать.
— Ненавидишь, - словно эхо повторил Саске и усмехнулся, не отводя от нее взгляд. Невозможно было пошевелится. Тело, отчаянно требовавшее отдыха, не слушалось. Наверное, это из-за долгого и изнурительного похода через страны Ветра и Огня. Глаза ослепила новая вспышка. Ладони Харуно светились ярким светом.
— Умрешь быстро, Саске-кун, — неожиданно весело пропела она, замахиваясь на него…
Мощный разряд тока прошел по всему телу. Девушку буквально скрючило от невыносимой боли, и она свалилась на землю.
Это был…
* * *
Мощный удар пришелся в челюсть, Саске отбросило на добрых несколько метров назад и впечатало аккурат в мягкое кожаное кресло.
— Это смешно, по-твоему? — прошипел Наруто. Желтая радужка его глаз свидетельствовала о том, что он уже в режиме сендзюцу. Ощупав подбитую скулу, Саске медленно поднялся с кресла. Взгляд скользнул по противнику, остановился на синем кулоне, за которым уже третий год гонялся Шинигами. На той же нитке была подцеплена красная бусина. На пути к цели опять стоял Наруто. Это раздражало. Вытащив из ножен Кусанаги, он шагнул в сторону. По острому клинку вмиг забегали едва различимые разряды чакры. В руках Наруто был всего лишь кунай.
— И как, кошмары ночью не замучили? — жестко усмехнулся Узумаки, пропуская сквозь свое оружие энергию ветра, создавая из нее клинок. Саске ухмыльнулся, отводя свой меч в сторону и готовясь к нападению. Собственно вопрос Узумаки и не требовал ответа. Свист рассекаемого воздуха, скрещенные клинки натужно загудели от могучих потоков энергии...
— А Саске, — прошипел Наруто, с разворота отбивая очередной удар, и нанося свой. — А ведь ты, сука, не клон…
Словно один из тех десятков боев, между их клонами. Знать противника как самого себя, знать все возможные ходы, отбивая их чисто интуитивно.
Джинчурики бил сильно. Так, словно от каждого удара зависела жизнь как минимум целой Конохи. Его чакра-меч с каждым ударом натужно гудел, создавая в помещении самые настоящие порывы ветра. Саске отвечал со всей яростью. Его Кусанаги тихо стрекотал в ответ, искрясь чакрой молнии. Белоснежные вспышки слепили глаза, заряды молний оставляли подпалины на поверхности мебели и стен.
Подсечка Саске, одновременный прыжок Наруто. Удар слева и четкий уход от него. Учиха едва успел отбить рубящий удар сверху, явно метящий в его шею… Со стороны все похоже на танец, музыкой которому был звон скрещивающихся мечей.
Глаза Узумаки приняли прежний вид. Значит режим отшельника закончил свое действие. Учиха молниеносно увернулся от удара.
Сейчас. Время…
Отпустив рукоять Кусанаги, он, не раздумывая, схватил Наруто за куртку и, сбивая с ног, потянул на себя. Шаринган в его глазах видоизменился, моментально приняв очертаниями звезды. Не удержав равновесия, Наруто придавил собой Саске.
— Попался… — прошипел Учиха, прежде чем Узумаки сообразил, что произошло…

Пространство вмиг колыхнулось, сужаясь до единственной точки. Крышу снесло и солнце ярко полыхнуло над головой. Тело моментально сковала мощная техника. Упав на землю, Узумаки злобно что-то просипел, пытаясь пошевелится. Тщетно. Отряхнувшись, Саске злорадно улыбнулся, подхватывая бывшего друга за шиворот и кивая в сторону:
— Смотри внимательно, Наруто, — шептал ему на ухо Учиха. — Ведь нет более тактичного и хладнокровного поединка, нежели столкновение Хьюга, — со знанием дела начал он. — Когда любое действие направлено на лишение противника жизненной энергии. Методичный подсчет ударов, словно зловещий отсчет заветных секунд жизни противника. Каждое касание ладонью — еще один шаг к убийству соперника. В этом бою нет места жалости и размышлениям, Наруто, нет времени на просчет тактики. Каждое движение отточено до рефлекса...
Узумаки злобно сжал зубы, понимая, что бессилен. Это не правда. Это просто не могло быть правдой. Но сил отвести взгляд просто не хватало. Совсем неподалеку раскинулась поляна, поросшая ярко зеленой травой. На ней, на фоне бездонного, голубого и до безобразия спокойного неба, две серые тени почти слились воедино в головокружительном смертельном танце. Нанося друг другу удары и отражая их. Защищаясь и нападая. Атмосфера наполнилась свирепым холодом, заставляя затаить дыхание. Ускорялись движения, сокращая время на продумывание ходов до несчастных долей секунды. Ветер кружил вокруг, вздымая с земли листья и песок, словно выстраивая живой пульсирующий купол. Кровь брызгами растворилась в нем, хлеща из резаных ран.
Ханаби крепче сжала рукоять меча, наступая, cловно валькирия в ритуальном танце. Без доли сомнения или сожаления. Лишь с целью убить, а потом лицезреть, как растает последняя капля ее слепой изощренной ненависти.
Напротив, Хината, с абсолютно спокойным выражением лица. Ветер развевал ее длинные, черные, как смоль волосы. Казалось, она сама подобна дуновению ветра. Ее движения были плавны и неуловимы. Наполнены хладнокровной четкостью и смыслом.
Взмах и сотни блестящих нитей чакры плетями взметнулись в воздух, окружая Ханаби со всех сторон. Девушка оскалилась. Окровавленное лезвие, пропитанное ее чакрой, мелькало в запыленном воздухе, словно живая молния, отражая атаки сестры. Приближаясь и атакуя, навязывая ей свою собственную игру.
Спазм свел горло. Широко раскрытыми глазами Наруто следил за боем в силах только мычать через завязанный тряпкой рот. Словно наваждение, опять перед глазами тот жаркий день. Бой с Пейном. Его обещание до сих пор звенело в ушах. Но то, что происходило сейчас, мало напоминало те события.
— Я уничтожу того, кто любит тебя больше жизни, — шептал тем временем Саске на самое ухо, повторяя то, что ранее говорил Пейн. — Я заставлю тебя наблюдать за тем как те, кого ты так ценишь и любишь, сломаются, словно старые детские игрушки…
Ханаби атаковала все резче, заставляя сестру отступать. Все изменилось буквально за мгновения. Острое лезвие достигло цели, пронзив Хинату насквозь. Ударом ноги Ханаби скинула противницу с клинка и замахнулась, с намерением нанести решающий удар.
Колени подкосились. Наруто явственно чувствовал, как в нем закипает тупая боль, распуская свои лепестки, словно оживший цветок. А этого Саске и надо было…

Миг…Узумаки протяжно замычал в тряпку, зажмурившись и пытаясь выбраться из этого наваждения…

А Хината лежала на земле, раскинув руки в разные стороны. Волосы разметались по траве. Мелкий моросящий дождь сбивал пыль на ее лице в грязные разводы.
— Довольна?.. — едва слышно выдохнула она. Ханаби замерла, невольно взглянув ей в глаза. Резкий ветер, как и прежде, трепал одежду, развевал волосы. Мешал. Было холодно. Взгляд Ханаби посуровел. Пропасть. Между ней и сестрой была настоящая бездна. Резким движением младшая дочь старшей ветви опустила меч, коснувшись кончиком лезвия шеи. Хината лишь на миг закрыла глаза, судорожно вздохнув.
— Постоянно смотреть тебе в спину и охранять как зеницу ока, потому что ты любимая дочь отца, — просипела Ханаби, крепче сжимая рукоять. Она скользила по сестре взглядом, словно пыталась выдавить из этого мига последние крохи удовольствия. Ее голос повысился, став надрывистым. — Ты же просто ничтожество, Хина…

— Нет!!!
Пространство пошло мелкими трещинами, пока не взорвалось, разлетаясь на сотни и тысячи мелких осколков…

* * *
В последние дни мне снится, что ты все еще со мной и то утро никогда не закончится. Солнце пробирается своими лучиками сквозь плотно задернутые шторы. В комнате пыль, бардак. Стоит отчетливый запах лекарств и крови. На полу куча грязных следов от обуви и завядшие цветы в вазе. Такая неромантическая обстановка. А мне достаточно было тебя… В моем сердце, в моей памяти отпечаталось каждое твое слово и прикосновение. И мне так хочется ощутить их вновь, услышать твое дыхание, прочувствовать кожей сердцебиение. Можешь назвать это посттравматическим синдромом, или застывшим во времени секундным ощущением… но в тот миг я любила тебя…

Придя в себя, Сакура тихо застонала и осторожно оглянулась. Было темно, лишь из узкой щели неподалеку вырывался слабый свет.
— Проснулась… — раздался рядом голос Учиха Саске. Харуно невольно вздрогнула, ощущая себя немного странно, ослаблено. Голова гудела, руки и вовсе дрожали. Оглянувшись и никого не найдя, девушка растерянно поднялась и села на колени.
— Я внутри тебя, Сакура, — пояснил юноша. — Хорошее умение для клона, не находишь?
— Уберись…— отрешенно зашипела она, невольно хватаясь за голову. Перед глазами все плыло, мысли путались. Едва сдержав слезы, она поднялась на ноги и потопала на свет. Она хотела убить Учиху. Не потому что это было настоянием Данзо, а потому что эта тварь не имела права жить. Сай имел…
— Что ты собираешься делать? — не дождавшись его ответа, продолжила она.
— Спасать Наруто, — лаконично ответил он и тихо рассмеялся, когда девушка вздрогнула. — Он сейчас полностью в руках Акацки.
— Как…
— Я настоящего сдал. Не переживай, остальных я увел сюда.
Сглотнув, Сакура ухватилась за стену, чтобы не упасть от головокружения. Она не могла сейчас понять плакать ей или смеяться. А Учиха все говорил:
— Подготовка к извлечению хвостатого занимает не один час. Само извлечение, за отсутствием всех десяти источников чакры, займет от нескольких суток и более. Но благодаря артефактам процесс можно ускорить. Сейчас мы должны обезоружить Конан, она наш козырь. Далее перепрятать артефакты.
— К Конан пошла Хината… — сокрушенно прошептала девушка, ступая вперед.
Саске на миг умолк, потом чертыхнулся.
— Эта слабачка? Ты ее убить решила?!
Сакура проигнорировала выпад, неуверенным шагом идя на свет. Зачем Саске все это? Она не могла понять. Возможно, она настолько задумалась, что не заметила, как произнесла вопрос вслух… Потому что Учиха неожиданно ответил.
— Просто с Узумаки у меня личные нерешенные вопросы.
— Так решил бы…
— Было бы время, Сакура…
«Да, — с некой долей иронии подумала она, повторяя его фразу, — было бы время…» Ускорив шаг, Харуно прикусила губу. Ранее, решение отослать к Конан Хинату казалось ей более чем правильным. Узумаки велел доверять ее способностям. Но реакция Саске породила настоящий страх за эту тихую, чрезмерно скромную девчонку…
* * *
Схватив поверженную противницу за ворот, Конан, не раздумывая, влепила ей пощечину и хищно оскалилась.
— Думаешь, сильная, да? Думала победить… ну конечно, — яростно шипела Конан, всматриваясь в потускневшие глаза Хьюги. Девушка слабо улыбнулась, вцепившись одной рукой ей в волосы, притягивая ближе к себе… а другую уперев ей в грудь. Потом и вовсе рассмеялась, со всей силой цепляясь за одежду Конан скрюченными пальцами. Озверев, женщина, еще раз ударила ее по лицу, потом еще и еще. Пока на губах девчонки не выступила кровь, а руки, ослабев, не упали и не начали по инерции болтаться от каждого крепкого удара по голове. Неожиданно сердце Конан кольнуло, сжалось, словно его сдавило мощными тисками. Отпустив нешевелящуюся девчушку, женщина попятилась, хватая воздух ртом, морщась. Поверженная противница мешком свалилась на землю, похоже даже не дыша. Споткнувшись, Конан упала, больно ударившись о камни. Сердце перехватило. Закашлялась, чувствуя на губах металлический привкус.
«Стиль мягкой руки, — неожиданно всплыли в сознании слова Нагато, произнесенные днями ранее в уже не существующей гостинице. — Эта малышка может убить тебя одним прикосновением. Никогда не подпускай их руки близко к сердцу. Слышишь?»
Словно сияющий образ Нагато опять стоял перед глазами и улыбался ей, смеясь на пару с Яхико над ее скудными попытками освоить контроль чакры. Рука невольно потянулась к ним. Светлый образ исчез, трансформируясь в дикую улыбку Шинигами…
* * *
Сознание возвращалось медленно, словно никак не хотело принимать реальность обратно. Голова раскалывалась, в памяти все перемешалось. Закашлявшись, Наруто, наконец, открыл глаза. Он лежал на боку, в воде, лицом к лицу c Шизуне. Ее остекленевшие глаза словно смотрели сквозь него. Окровавленное лицо было искажено жуткой болезненной гримасой. Наруто вздрогнул и попытался подняться на ноги. Мокрая одежда вмиг прилипла к телу. Не понимая, как здесь очутился, он отошел от тела женщины и оглянулся. Зеленоватое свечение наполняло пространство так, словно искрился сам воздух. Странное, выложенное из грубо отесанного камня, помещение было знакомым. Высокие своды терялись в темноте где-то далеко над головой. С левой стороны, выстроившись в один ровный ряд, вертикально вверх тянулись десятки ржавых труб... напоминая тем самым громадную решётку. Юноша ступил шаг ближе к ним, не совсем ясно уловив чей-то силуэт на их фоне. Ускорил шаг. Пол кренился вниз. Чем ближе подходил Узумаки, тем выше становился уровень воды и тем громче и быстрее колотилось его сердце… Смутно припоминались те моменты перед высвобождением чакры Кьюби, когда его буквально засасывало в подсознание к запечатанному там лису. Теперь почему-то казалось, что тогда это было не совсем подсознание.
Вода поднялась уже выше колен. Но Наруто не останавливался, внимательно разглядывая трубы и незнакомца на их фоне. Ответ на вопрос, что здесь происходит, напрашивался сам за себя. Высоко над головой, несколько труб были связаны вместе полотном, на котором красовалась до ужаса знакомая печать. Наруто ускорил шаг, взгляд теперь прикипел к незнакомцу. Человек обернулся к нему, позволив Узумаки, наконец, разглядеть на его лице деревянную маску с красиво исполненной резьбой... вокруг одного единственного отверстия для глаза. Узор напоминал символ водоворота. Этого человека джинчуурики помнил.
— Здравствуй, Наруто-кун, — Тоби слегка склонил голову, в знак приветствия. — Мы ждали твоего пробуждения.
Узумаки слегка нахмурился. С этим человеком он уже имел честь сталкиваться, да и многого наслышался про него от Карин и Суйгецу. Нападать не было смысла.
— Ждали? — едва сдерживая негодование, прошептал он. «Тоби» кивнул и жестом указал вправо. Только сейчас Наруто понял что в зале есть еще кто-то… Там, в воде сидел предводитель Корня, над ним возвышался странного вида человек, одетый в отличительный плащ Акацки
— Данзо, предводитель Корня, человек ревностно хранящий самые темные секреты Cеления скрытого в Листве. А так же мой верный помощник Зецу-сан, — тихо пояснил Тоби. — Не беспокойся, он жив. Мне подумалось, будет весьма интересно, если ты сможешь наказать Данзо за гибель ваших Хокаге.
— О чем ты?
— Дай-ка припомнить, — тихо рассмеялся Учиха. — Походу, он заколол Цунаде часика два назад.
Наруто вздрогнул, когда ладонь мужчины опустилась ему на плечо.
— И не только ее... — понизил он голос, заходя юноше за спину. — В этой клетке то, из-за чего был убит твой отец, мальчик мой. Кьюби здесь, живой, — с наслаждением прошептал Мадара ему на ухо. — И пробудить его можешь только ты, Наруто-кун.


чарівненько...
Rikudou-Sennin Clan Форум » Открытый мозг, покрытый пылью... (с) » Приют графомана » Naruto/ КОРОЛИ (мега-произведение...)
Страница 5 из 5«12345
Поиск:

ЧАТ
500